Мир общения для тех, кто любит Naruto!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Мои фанфики)

Сообщений 1 страница 30 из 43

1

творчество)

0

2

Название: «Совершеннолетие»
Автор: Nakago_in_Kuto
Фэндом: Naruto
Жанр: яой
Рейтинг: NC-17
Пейринг: Kisame/Itachi
Предупреждения: зоофилия не? (@/~\@)
Дискламер: это гнусный плагиат
Статус: закончено
Саммари: хм… а что там описывать? Грязный жесткий яой. Любителям нежностей и соплей частично противопоказан.

«Он такой забавный…
Сегодня как раз тот самый день, он как всегда замкнут, но именно в этот день его одиночество становиться таким очевидным…
Он задумчиво вертит чашку в тонких пальцах…
Как ни посмотри, а всё-таки, не смотря на всю свою силу, ум и гениальность он всё ещё ребёнок… и только я знаю об этом. 13 это 13, и каким бы ни был человек он так и останется 13ти летним… юный гений, погубивший своих родных. Я тогда тоже не был особо взрослым…
Иногда он бывает таким наивным,… к примеру, в прошлый раз, когда я предложил ему саке, он отказался под предлогом того, что он ещё несовершеннолетний… и это преступник S-ранга… хм… ухмыляясь, я наблюдаю за ним, но теперь этого оправдания больше нет…»

«Сегодня мне исполнился 21 год…
Не знаю как, но Кисаме всегда знает когда настаёт этот день… день моего появления на свет.
Внимательный, но не слишком, заботливый, но не назойливый,… если вдуматься, он всегда опекал меня… с того самого дня, когда я вступил в организацию и нас сделали напарниками…
Я так привык к нему, что он всё время рядом, к тому, что если что, я всегда могу положиться на него… даже к его экстроодинарной внешности… ну подумаешь у него синяя кожа… кому какая разница… вон у Дейдары рты на руках а  у Зетсу куст…
Постоянно вместе… он идеально дополняет меня, огонь и вода, мы словно две части единого целого…
Ну вот, опять он на меня так смотрит… так пристально,… я это чувствую…
Медленно поднимаю взгляд, так и есть..»

- Эй Итачи-сан! Это надо отметить! - Ухмыляясь ещё шире, Кисаме махнул официанту. – Саке!
- Но…

«Он в замешательстве, хотя и не показывает этого,… хм… могу поспорить, что великий гений клана Учиха ни разу ни пробовал спиртного.
Ловко и быстро разливаю саке по стаканам и ставлю один у него перед носом.»
- Совершеннолетие бывает только раз в жизни, так что сегодня Итачи-сан уже взрослый…
«О… он сердиться… думает я этого не вижу хм… иногда стоит поддразнить его.»

- Взрослый… - «с досадой обозреваю подсунутую ёмкость, я стал взрослым в тот день, когда уничтожил свой клан! Этот Кисаме…» Пальцы, словно сами по себе, сомкнулись вокруг стаканчика. «Этот его ободряющий насмешливый взгляд… какого…»

«Опа… залпом и даже не поморщился,… совершенно женским жестом прижал ладонь к губам,  глаза отчаянно ищут на столе что-нибудь, что бы закусить… с улыбкой протягиваю ему кусочек хлеба. Ох уж эти его попытки сохранить лицо…»

«Ксо… какая дрянь… прижимаю ладонь к губам, стараясь хоть как-то унять пожар во рту… это в сто раз хуже катона… быстро зажевываю протянутый хлеб.
Как это вообще можно пить…
Странно,… но по телу распространяется какое-то приятное тепло… чего это он ухмыляется?...»

«Ну так и есть… удовлетворёно кивнув самому себе опрокидываю свою порцию и разливаю по новой, он послушно берёт свой стакан, всё-таки он такой правильный…губы сами по себе растягиваются в ухмылке»

«Что смешного?... Я взрослый! Ксо… кажется я рассердился...»

«О… как он хмурит брови. Стараясь сдержать смешок, я поднимаю стакан»
- Кампай!
- Кампай… - «как-то рассеяно я повторяю движение Кисаме, а… вторая пошла уже легче…хм… что-то мне жарко…»

«Румянец! Чёрт возьми! Это определённо того стоило! Он ещё и плащ расстегнул… интересно, на сколько его хватит...?»
- Ещё разок? – «Лукаво подмигиваю».
- Угу…

«Сам мне стакан протягивает, прогресс…»
Кисаме откинулся на стуле, лениво потягивая спиртное и с интересом разглядывая захмелевшего Итачи.
- Ик… ой... что за… - закрывая рот ладошкой, пробормотал тот, смущённо глядя на напарника.
- Ничего, Итачи-сан.  – Кисаме отсалютовал ему стаканом. «Хм… иногда он ведёт себя прямо как девчонка… когда красит ногти… когда, только проснувшись, трёт глаза руками,… когда расчёсывает свои роскошные чёрные волосы… и вот сейчас… этот жест этот взгляд… этот румянец… Тачи-тян…»
- Пойдём в номер? – «ненавязчиво предлагаю я»
- А как же… - «его взгляд как-то растерянно скользнул по столу.»
- А с собой возьмём. – «конфеты да?... Итачи-сан любит сладкое… прошу официанта собрать еду и покупаю Итачи леденец на палочке… всегда хотел посмотреть, как он будет его есть и сейчас, кажется подходящий случай…»
- Конфетка… - «радуется ну прямо как ребёнок,… а… о боже…»

«Что это он на меня так уставился?... Даже рот открыл,… старательно обсасывая леденец я слегка приподнимаю бровь. Всё в каком-то тумане… такое странное чувство…»
- Что? – «Выпустив конфету изо рта, спрашиваю я».
- Ничего. – «Он мотает головой и кивает в сторону лестницы.»
- Ну, вот и отлично! – «Как-то уж слишком бодро улыбаюсь я, это не к добру, но мысли мои неожиданно возвращаются к леденцу, давно хотел такой,… но всё как-то стеснялся что ли,… это ведь для детей… »

«Не могу больше просто смотреть на это,… ксо… он вряд ли сам понимает, как эротично это выглядит со стороны, моё воображение рисует совсем другую картину,… рассеянно закусив колечком кальмара, я иду за ним по лестнице к нашему номеру.
Готов поспорить на что угодно, что он никогда такого не делал,… до 13ти вряд ли успел, а потом, потом он всё время был на виду...»

«Лестница как-то подозрительно покачивается… хм… и коридор… ну и жара... зажав конфету во рту, безуспешно пытаюсь попасть ключом  замочную скважину…»
- Давай я. – «Кисаме накрывает мои руки своими,… они у него такие большие... и тёплые…»
- Угу… - «леденец в зубах мешает внятному ответу, да он и не требуется…»

Уверенно распахнув дверь, Кисаме слегка подтолкнул Итачи внутрь и, войдя, запер замок изнутри.
«Он такой невинный… как я могу думать об этом.. хм…
Невинная жестокость… преступник S-ранга да?..»

Итачи слегка споткнувшись, оказался в комнате.
- Жарко… - протянул он, и плащ лёгким движением соскользнул с его плеч на пол, облизав конфету, он посмотрел на Кисаме томными пьяными глазами. «Что это он на меня так смотрит?... у меня что-то на лице?» Итачи потёр внезапно зачесавшийся нос ладошкой.

Кисаме, тряхнув головой, прошел мимо него и, тоже сбросив плащ, сел на кровать, раскладывая принесённую еду на тумбочке.
Налив ещё саке, он похлопал ладонью рядом с собой в приглашающем жесте.
«Ну… и как ты поступишь Итачи-сан?»
Но тот, как ни в чём не бывало, уселся рядом и, старательно обсосав леденец, вопросительно посмотрел на Кисаме.
- На, - тот протянул имениннику стакан, - пей, Итачи-сан.
Учиха послушно  выпил и это, голова окончательно отяжелела, и он невольно положил её на плечо напарника.
- Я как-то странно себя чувствую… - пробормотал он, всем весом наваливаясь на Хосикаге.
«Ксо… пан или пропал!» Кисаме медленно поднял руку и мягко погладил его по волосам.
- Кисаме... – Итачи пьяненько заулыбался, зарываясь носом в его плечо.
Тот вместо ответа осторожно запустил руку ему под майку.
- Что… что ты делаешь?... – захихикал Учиха, - щекотно…
Он ещё не вполне осознавал сложившуюся ситуацию.
- Итачи-сан… - Кисаме резким движением стянул с него майку через голову.
- Эй!  - пошатнувшись на кровати, Итачи прижал руки к груди, - Ты чего?.. -  едва слышно прошептал он.
- Я хочу научить тебя одной интересной вещи… - И, не подумав останавливаться, тот аккуратно уложил зажавшегося Итачи на кровать, наклонившись к напарнику, он поставил руки по обе стороны от  черноволосой головы.
- Какой?... – тихо спросил тот. «Что он собираться делать?...» лёгкая паника мгновенно испарилась, уступив место любопытству.
«Ксо… эти наивные глаза… Не смотри на меня так Итачи-сан, а то моя решимость…» Склонившись ещё ниже Кисаме слегка коснулся губами его шеи.
- Скоро узнаешь…
- А… - чужое дыхание обожгло кожу, а последовавшее за ним  мягкое прикосновение заставило его невольно выгнуться, откидывая голову, всё тело напряглось как струна.
«Он что уже сдался?..» Чувствуя его дрожь, Кисаме не сдержался и прикусил нежную шейку. Итачи вскрикнул, широко распахнув глаза, и упёрся непослушными руками в его плечи, почувствовав привкус железа во рту, тот разжал зубы и нежно зализал укус.
Боль сменилась удовольствием, и Учиха прижался к нему, дрожа всем телом.
«Какой чувствительный…» хмыкнул про себя Кисаме, «а всё-таки Орочимару не смог получить его… впрочем,… не думаю, что вообще кому-то удалось получить его задницу,… посмотрим, что у меня выйдет…» он принялся покрывать осторожными поцелуями его шею и плечи.
«Шея болит…» Итачи слабо попытался оттолкнуть напарника, что получилось довольно фальшиво, «что он делает… это же неправильно…» но все возможные возражения застряли у него в горле, остановленные новой волной удовольствия.
Пальцы Кисаме легко скользнули в черные волосы, распуская хвостик. Склонившись к его губам, он замер в нерешительности буквально в миллиметре от них. Глаза Учихи пристально смотрели на него с каким-то пьяным интересом, наконец, решившись, Кисаме мягко провёл языком по его нижней губе. Итачи шумно выдохнул от такого прикосновения,…  глаза закрылись сами собой. Восприняв это как сигнал к действию, тот, наконец, смял его губы в страстном поцелуе, глубоко проникая языком в его рот.
Итачи протестующее замычал и резко сжал зубы.
«Кажется, будет сложнее, чем я думал…» облизав прокушенную губу, Кисаме испытующе посмотрел на него сверху вниз, дыхание парня сбилось, глаза то краснели, то вновь становились чёрными. «Похоже, он не может сконцентрироваться… впрочем, в этом нет ничего удивительного,… всё-таки он сильно пьян,… да и я не особо трезв…»
Про утро Кисаме предпочитал не думать. Он снова наклонился к его губам, но Итачи быстро отвернул голову.
- Прекрати… - едва слышно прошептал он.
- Брось Итачи-сан, расслабься… - пальцы Кисаме резко сжались в его волосах, заставляя его повернуться обратно.
В его чёрных глазах застыло какое-то по-детски наивное выражение, словно он простодушно удивлялся: как так… почему ранее всегда послушный напарник, вдруг вышел из-под контроля. Непослушными руками он попытался разжать железную хватку Кисаме, но тот только сильнее сжал руку, почувствовав, как рвутся волосы, Учиха поднял на него отчаянный взгляд.
- Зачем?...
Но Кисаме только улыбался в ответ, у него был большой опыт в подавлении сопротивления.
Внезапно вспомнив страшную судьбу всех девушек, которые были у Кисаме, Итачи прекратил свои бесполезные попытки и полностью расслабился.
«О… вот это разумное решение, но не надейся, отделаться от меня подобным образом тебе не удастся…». Выпустив волосы, Кисаме нежно погладил Итачи по щеке, огрубевшими от тяжелого меча пальцами, мягко очертив контур губ большим пальцем, он сильно оттянул уголок в сторону, с интересом наблюдая за тем, как меняется выражение лица напарника. «Стоп… это же Итачи-сан… надо быть посдержанней…» одёрнув себя, Кисаме убрал руку, но лишь для того, что бы плавным движением провести ладонью по его груди и животу, одновременно втискивая колено между его ногами. Чувствуя, как напряглось тело Итачи, Хосикаге удовлетворёно улыбнулся и накрыл рукой небольшую выпуклость на его брюках, пристально глядя в его лицо, Кисаме принялся слегка поглаживать её.
Итачи вздрогнул и закусил губу, безуспешно стараясь сдержать теплую волну, рождающуюся от этих неназойливых прикосновений. Его тело больше не принадлежало ему, не удержавшись, он тихо застонал и выгнулся навстречу его руке, не обращая внимания на то, что кровь из прокушенной губы тонкой струйкой стекает по подбородку.
Неожиданно пальцы сильно сжали уже затвердевшую плоть, заставляя Итачи жалобно вскрикнуть от боли. Выпустив напарника, Кисаме сел и принялся решительно раздеваться.
Итачи смотрел в потолок расширенными глазами и старался хоть как-то восстановить сбившееся дыхание, никогда ещё он не чувствовал себя таким беспомощным… безумно захотелось убежать, поддавшись этому порыву, он неуклюже сполз с кровати и, держась за стену пошатываясь направился к двери. Перед глазами всё плыло и покачивалось, пальцы коснулись прохладного металла дверной ручки, но дверь оказалась заперта.
- Ксо… - простонал он сквозь сжатые зубы.
- Куда это ты собрался Итачи-сан? – большие тёплые руки мягко, но настойчиво обняли его за таллию.
Слабые попытки освободиться привели лишь к тому, что его с силой швырнули на постель, Итачи ударился головой о спинку кровати, так, что из глаз посыпались искры, сквозь туман в голове он слышал шаги приближающегося Кисаме и его раздраженный голос:
- Почему… ну почему никто не хочет по-хорошему? Даже ты… а? Итачи-сан? – Кисаме был зол.
- По-хорошему?... – одними губами повторил тот, поднимая на него взгляд.
Рыбьи глаза свирепо смотрели на него сверху вниз.
- Не в этом дело… - он с трудом сел, и осторожно взял напарника за руку.
Почувствовав это робкое прикосновение, Кисаме подавил свой гнев и вопросительно посмотрел на него.
- Мне всё равно, какой ты… просто… - на щеках невольно появился румянец, Итачи покрепче ухватился за его руку, словно найдя в ней надёжную опору, – просто… - он замолчал, только сильнее сжимая пальцы.
Кисаме помолчал немного, задумчиво разглядывая его лицо, а потом мягко погладил напарника по волосам. «Он смущён… это просто что-то… этот румянец… эти приоткрытые губы…» аккуратно взяв его за подбородок, Кисаме не удержавшись, мягко поцеловал напарника, постепенно углубляя поцелуй.
Голова начала кружиться от недостатка воздуха и от такого поцелуя,  Итачи ухватился руками за плечи напарника, до крови царапая горячую синеватую кожу.
Наконец отпустив его, тот толкнул жадно хватающего ртом воздух Учиху обратно на кровать и вполне целенаправленно стащил с него штаны, оставив их покоиться на лодыжках.
Внезапно Итачи почувствовал себя совершенно беззащитным, он лежал голый на кровати, под пристальным цепким взглядом напарника, который изучал его тело. Это только ещё сильнее смутило его. Довольно ухмыльнувшись, Кисаме вытянулся рядом, прижимая его к себе, ощущение нежной кожи Итачи прижимающегося к нему, просто сводило с ума, его неровное дыхание…,  грубые пальцы Хосикаге мягко провели вдоль его позвоночника и слегка сжались на ягодицах, заставляя парня тихо застонать и ещё сильнее прижаться к напарнику. Он всем телом чувствовал исходящий от него жар, что-то твёрдое и большое упиралось в его бедро. При мысли об этом по телу Итачи побежали мурашки, он уже знал, чем закончиться для него эта ночь... Почувствовав, как тот дрожит, Кисаме слегка отстранился и принялся покрывать его тело нетерпеливыми грубыми поцелуями, он яростно ласкал его, жадно впитывая почти жалобные стоны напарника, черноволосая голова металась по подушкам из стороны в сторону, стащив с него всё ещё мешающие штаны, Кисаме отбросил их далеко в сторону.   
- Итачи-сан… - Он вытянулся рядом, вглядываясь в лицо партнёра потемневшими глазами.
- Что… - Медленно подняв руку, Итачи коснулся щеки Кисаме, осторожно обведя пальцами контур жабр.
Взгляд Хосикаге впился в его приоткрытые губы.
- Ты ведь любишь конфеты, а, Итачи-сан… - резко перехватив его руку, он опустил её вниз, заставляя коснуться своей возбуждённой плоти.
Глаза Учихи непроизвольно расширились, она оказалась горячей и до ужаса живой, пальцы послушно обхватили пульсирующую твёрдость.
- Давай, сделай это… - хрипло прошептал Кисаме, оскалив в усмешке свои неестественно острые, нечеловеческие зубы. -  Ну же…  - он уселся поудобнее, облокотившись на спинку кровати и слегка надавил на плечи напарника, задавая ему нужное направление.
- Я… - все возражения испарились, как только Итачи встретился с ним взглядом. «Беспросветная тьма, отчаяние, помноженное на похоть,… я не могу отказаться, для него это будет означать предательство,… словно я тоже вижу лишь его нестандартную внешность, и тогда я разделю их судьбу,… но я ведь не хочу по-плохому верно?...»
- Хорошо… - едва слышно произнёс он и, спустившись вниз, посмотрел на то, что сжимали его пальцы. «Какой большой…» невольно поразился он, «Что я должен делать?... «Ты ведь любишь конфеты, а, Итачи-сан?» Ну же… представь что это конфета…и…» прикрыв глаза, Итачи осторожно коснулся языком головки.
Кисаме закусил губу, сдерживая стон, и сжал пальцами простыню, подавляя дикое желание надавить ладонью на затылок партнёра.
Чувствуя, как напряглось тело Кисаме, Итачи начал действовать более решительно, пройдясь языком по всей длине, он обхватил его плоть губами и начал медленно посасывать, помогая себе рукой.
Не в силах отвести взгляд, Хосикаге заворожено следил  за действиями Итачи, «Его лицо такое серьёзное…» мягкие губы парня плавно двигались вверх вниз, даря ему истинное наслаждение, «и… он делает это сам…» эта мысль особенно возбуждала.
Чувствуя, как член ещё сильнее твердеет, Учиха принялся сосать более активно, свободной рукой он слегка сжал мошонку напарника. Это стало последней каплей, не в силах больше сдерживаться, Кисаме схватил его за волосы, прижимая к себе, и кончил, с силой толкнувшись во влажную глубину. Итачи задохнулся от неожиданности, и протестующе запищав, захлебнулся. Наконец опустошенный партнёр отпустил его и Итачи закашлявшись, скорчился у его ног, пытаясь перевести дыхание, белая горьковатая жидкость текла у него по подбородку, наконец, он оглушительно чихнул, и попавшая не в то горло сперма вышла у него из носа. В этот момент его не особо заботило, как он выглядит, Итачи сглотнул и поднял вопросительный взгляд на напарника.
Покачав головой, Кисаме вытер его лицо краем простыни.
- Иди сюда… - улыбаясь, словно большой довольный кот, он взял Учиху за плечи и подтянул к себе, слегка взъерошивая черные волосы. Некоторое время он просто нежно поглаживал Итачи по спине. «Что ж… для первого раза не плохо…» ухмыльнулся Кисаме, слушая, как выравнивается его дыхание.
Голова Учихи покоилась на груди Хосикаге, и он рассеянно выводил на ней пальчиком незамысловатые узоры. Рука, гладившая его по спине, плавно переместилась ниже, слегка сжавшись на ягодицах, пальцы решительно скользнули промеж аппетитных округлостей.
Итачи слегка вздрогнул и прогнулся в пояснице, позволяя напарнику делать всё, что он хочет, рука на груди Кисаме невольно сжалась в кулак, когда тот, усмехнувшись, надавил пальцем на вход в его тело.
- Н… - Итачи сжался и замотал головой.
- Что? Больно? – вопрос был скорее риторическим, «пожалуй, так, без подготовки не стоит…» Кисаме убрал руку и, взяв того за подбородок, принялся целовать, мягко, но настойчиво, но тот никак не реагировал, «ксо,… но ничего, сейчас я тебя расшевелю…»
Откинув его на спину, Кисаме чуть нагнулся и провёл языком по его груди, мягко обводя контур соска.
- Ммм… - тихо простонал Итачи, прикосновение было невыносимо приятным.
- Нравиться? – усмехнувшись, прошептал Кисаме и вернулся к своему занятию, лаская пальцами один сосок, а языком другой, с удовольствием отметив про себя, что партнёр не остался равнодушным.
Итачи жадно впитывал эти касания, одновременно он  чувствовал сильное напряжение между ног, ему хотелось чего-то большего…
Скользнув губами по уже покрывшейся мелкими капельками пота коже, Кисаме принялся, слегка покусывая, целовать его шею. Итачи послушно откинул голову, что бы тому было удобнее, и неожиданно порывисто обнял его.
- Кисаме… - звук имени, хриплым стоном слетевший с губ напарника, был хорошей наградой за все старания. 
Решительно проведя ладонью по всему телу, Кисаме легко раздвинул его ноги, поглаживая кончиками пальцев нежную кожу на внутренней стороне бедра, он лихорадочно размышлял, что бы использовать. «Если просто так, то он не то, что сидеть, он ходить потом не сможет… хм…» на глаза попалась баночка с мазью, которой он каждый день любовно полировал рукоять Самехады, «а что?... почему бы и нет…». Довольно заулыбавшись, Кисаме потянулся и подцепил склянку со стола, обмакнув туда палец, он осторожно ввёл его в задницу напарника. Тот застонал от неожиданности и открыл глаза, настороженно глядя на Кисаме, ощущение было странным…
- Не больно? – ухмыльнулся тот, плавно двигая пальцем у него внутри.
- Нет... - Итачи замотал головой, - не больно… - голос резко сел, когда Кисаме коснулся чувствительной точки у него внутри, парень невольно застонал, и подался навстречу руке напарника.
Тот довольно оскалился и аккуратно присоединил второй палец, свободной рукой он обхватил напряженную плоть партнёра и принялся легонько поглаживать её.
Итачи закусил губу, что бы не закричать от удовольствия, дыхание стало рваным, пальцы сжали и без того смятые простыни.
Решив, что тот уже готов, Кисаме вынул руку и принялся сосредоточенно намазывать себя. Итачи молча наблюдал за этими приготовлениями, затуманенными страстью глазами из-под дрожащих ресниц.
Кисаме облизал губы и взялся за колени Итачи, ещё сильнее раздвигая его ноги, наблюдая за тем, как тот в нетерпении покусывает губы, «только я знаю тебя таким Итачи-сан…» он с силой надавил головкой на вход в его тело, мучительно медленно проникая  внутрь. «Ты – мой! Итачи-сан… только мой…»
Несмотря на все приготовления это было больно, невыносимо и мучительно. Что бы не кричать, Итачи впился зубами в костяшки пальцев.
- Так больно? Итачи-сан… - Кисаме склонился к нему, - не нужно так делать… - он убрал руку Итачи от его губ и принялся медленно двигаться у него внутри.
Тот, не сдержавшись, громко закричал, впиваясь ногтями в широкие плечи напарника, неосознанно стараясь вывернуться, что бы избежать болезненных ощущений, но тяжелое тело надёжно вдавливало его в постель.
- Тихо… тихо… - не останавливаясь ни на секунду, хрипло прошептал Кисаме, яростно поглаживая слипшиеся от пота чёрные волосы. Он слегка вздрогнул, когда руки Итачи, прошлись по его спине, оставляя кровавые полосы, тело напарника было напряжено как струна. – Ну же, Итачи-сан… расслабься… - он впился губами в его шею, слегка посасывая и прикусывая нежную белую кожу, запах Итачи… вкус крови Итачи… его узкая задница, плотно обхватывающая его член, его хриплые крики, всё это просто сводило Кисаме с ума.
Итачи даже и не думал расслабляться,… он был так сильно напряжен, что движения Кисаме приносили ему одни страдания, он в кровь искусал губы, стараясь сдерживать крики, ногти впивались в спину Кисаме, только ему от этого кажется, было только приятнее.
Ставшие более резкими движения казалось, просто разрывали его изнутри, но вопреки всей этой боли откуда-то из глубины, в нём медленно поднималась волна острого наслаждения, практически неотличимого от неё… дрожащими руками Итачи обнял Кисаме за шею и принялся двигаться, уже сам, задавая нужный темп.
Почувствовав такую приятную перемену, Кисаме ухмыльнувшись, неожиданно перевернулся на спину, так что Итачи немного растерявшись, оказался на нём верхом. Большие сильные руки легли ему на бёдра, заставляя возобновить прерванное занятие, и он, упёршись руками в грудь напарника, послушно принялся двигаться на нём, громко постанывая и кусая и без того в кровь искусанные губы.
Его искаженное страстью и болью лицо, его кажущееся хрупким по сравнению с ним тело, покрытое блестящими бисеринками пота, его мокрые лоснящиеся волосы, его хриплое дыхание… Кисаме старался запечатлеть в памяти каждую, даже самую мельчайшую подробность.
Почувствовав, что напарник порядком подустал, он впился пальцами в его ягодицы и одним движением вышел из него, переворачивая вскрикнувшего от неожиданности парня на живот, и поставив на четвереньки, рывком снова вошел в него и начал неистово двигаться. Итачи впился пальцами в простыни, он больше не сдерживал эмоций, Учиха просто сходил с ума от этих острых ощущений, он стонал, выгибаясь в пояснице, яростно насаживаясь на член напарника.
Удовольствие достигло своего пика, громко выкрикнув его имя, Итачи кончил, пачкая спермой и без того изгаженную потом и кровью простыню. В ту же секунду его дрожащие колени подогнулись. Крик Итачи подстегнул Кисаме и он, дёрнув его на себя ещё пару раз, тоже кончил, наполняя его внутренности обжигающе горячей жидкостью. Почувствовав внезапную усталость, он, тяжело дыша, навалился на ослабевшего напарника, рассеянно перебирая мокрые чёрные пряди. Немного погодя, Кисаме отстранился, осторожно выходя из него, и вытянулся рядом.
Итачи тихо всхлипнул, чувствуя, как сперма напарника, смешанная с его собственной кровью, медленно вытекает из его задницы, сильные руки обняли его и прижали к широкой груди, он неосознанно прижался к Кисаме, который мягко поцеловал его в лоб и натянул на них обоих одеяло. Итачи практически сразу же провалился в забытьё.
- Спи Итачи-сан… - устроившись поудобнее, Кисаме и сам погрузился в крепкий сон.

Проснувшись поздно утром, Итачи невольно застонал, голова болела так, словно по ней уверенно и жестоко били кувалдой. Потирая виски, он попытался сесть, но не тут то было… на его груди, по-хозяйски расположилась синяя рука. Итачи замер, внезапно ощутив, что болит у него не только голова…
«Что за…» 
Разбудило Хосикаге неприятное ощущение, что кто-то на него пристально смотрит. Подсознательно чувствуя опасность, Кисаме не спешил «просыпаться».
- Кисаме… - слабо позвал он, и слегка потряс напарника за плечо, это движение отозвалось новой волной болевых ощущений, пытаясь справиться с ними, Учиха между делом обнаружил, что полностью раздет, так же как его спящий напарник. К тому же  жутко болела задница, а между ног было такое неприятное липкое ощущение… словно… - Кисаме!
Решив, что притворяться больше нет никакого смысла, тот приоткрыл глаза.
- Да Итачи-сан… - сонно пробормотал он.
- Что…  - тот запнулся и неожиданно сильно ударил его кулаком в грудь.
Кисаме охнул о неожиданности и поспешно перехватил занесённую для повторного удара руку.
- Успокойся, Итачи-сан… вчера мы праздновали твоё совершеннолетие, помнишь? Ты выпил саке…
- Ты напоил меня, а потом трахнул! – Итачи вспыхнул, устыдившись сказанного.
- Итачи-сан… плотская любовь, часть взросления человека… - с философским видом произнёс Кисаме и, не удержавшись, ухмыльнулся, обнажая острые акульи зубы.
- Как у тебя язык повернулся назвать это любовью… - простонал Учиха, упав обратно на кровать, - у меня всё болит,… я хочу пить… ксо…
Кисаме не без удовольствия отметил тот факт, что убивать его, видимо никто не собирается, и, перегнувшись через напарника, налил ему воды из графина на тумбочке.
Глядя, как тот пьёт, как тонкие струйки воды смывают засохшую кровь с искусанных губ, он чувствовал сильнейшее желание обнять напарника, но благоразумие подсказывало, что это-то как раз и не стоит делать.
- Ксо… - жалобно простонал Итачи, возвращая ему стакан,  - как же мне плохо…
И тут Кисаме не выдержал, мягко обняв Итачи, он улёгся рядом с ним.
- Ну что ты делаешь… недовольно пробурчал тот, поудобнее устраиваясь в его объятиях, больно скребанув ногтем грудь Кисаме, он со вздохом расслабился, успокоенный его мерным дыханием. – Не думай,… что я простил тебя так легко… - тихо прошептал он, зарываясь носом в грудь напарника.
- Я и не думаю… - в тон ему отозвался Кисаме и неожиданно тепло улыбнулся.
«Итачи-сан… ты всё ещё просто ребёнок…»



Конец.

есть прода.

0

3

Название: «Новая техника».
Автор: Nakago_in_Kuto в соавторстве с 0rochimaru-sama (Otogakure)
Бета: Ворд & Мозг.
Фэндом: Naruto
Жанр: яой
Рейтинг: NC- 21.
Пейринг: Kisame/Itachi
Предупреждения: зоофилия, педофилия (@/~\@) )^\~/^(
Дискламер: это гнусный плагиат
Статус: закончено
Саммари: Итачи собирается вступать в Акацки. Проверяя его способности, юного Учиху отправляют на миссию с Кисаме.
В общем, это скрытоюмористический шизоидный сказ о том, что из этого вышло…

                                                                          «Что же это за Лука такой, что решил     
                                                                             назвать своего сына Агасфером?...»
                                                                                     АБ Стругацкие.
                                                                                                   «Отягощённые злом».

       Девушка уже давно не кричала, едва слышно поскуливая от боли, она сжалась в комочек рядом с ним.
«И чем она мне приглянулась?» Кисаме задумчиво посмотрел в её сторону. «Невысокая, бледная… плоская… с шелковистой копной чёрных волос…» резким движением взяв девку за подбородок, он пристально разглядывал её искаженное ужасом личико в размазанных потёках туши, «большие чёрные глаза… кого-то она мне напоминает..» Кисаме ухмыльнулся, доставая кунай, одно резкое движение и её мучения навсегда прекратились. Небрежно скинув труп на пол, он встал и лениво потягиваясь, направился в ванную.
Его ждала одна любопытная встреча с новым членом организации Акацки.

«Итачи Учиха… юное дарование, гений… хм… интересно, почему его так назвали? Итачи же девчоночье имя! Да к тому же означающее дурное предзнаменование… ласка… хм…» тут он ухмыльнулся, «можно трактовать двояко,… но всё же ему ведь только 13… почему Лидер решил принять в организацию ребёнка? Хоть он и член анбу… но всё равно…»
Кисаме стоял, прислонившись к дереву, и ждал. Хоть он и сам пришел заранее, медленно тянущееся время раздражало его. «Где его носит…»

Улизнув от обязанностей в клане, под видом важного задания для анбу, Итачи шел на встречу с Хосикаге.
Ещё когда он впервые увидел Кисаме, несмотря ни на что он был удивлён, эта его синяя кожа… жабры, странные рыбьи глаза… всё это показалось юному Учихе скорее интересным, чем отпугивающим.
«Акацки…» бытие в этой организации сулило новые горизонты, новые техники… сулило свободу… «но клан, он словно ненужный балласт за плечами… все эти восторженно-завистливые взгляды…». Как липкая трясина, клан не хочет отпускать его, отчаянно цепляясь за его талант, стремясь утащить на дно, слепить по своему образу и подобию,… но он не такой как они! Он сам будет определять свою судьбу… «теперь у меня есть мангекье шаринган, нет смысла больше оставаться в этой деревне,… тем более что они уже подозревают меня в смерти Шисуи…»

От дерева отделилась уже знакомая фигура в чёрном плаще с алыми облаками, и Итачи невольно прибавил шагу.
- Здравствуйте Кисаме-сан. – голос был спокойным и вежливым, ничем не выдавая волнения охватившего его владельца.
- Ты опоздал Итачи-сан. - Кисаме ухмыльнулся и подошел поближе, с любопытством разглядывая мальчика сверху вниз.  – Так что не будем терять времени.
- Разумеется. – Тот всё так же невозмутимо кивнул.
«Гордый, спокойный… он прекрасно владеет собой…» Кисаме направился по дорожке в сторону от деревни. «Хотелось бы посмотреть, как изменяется выражение его лица… его лицо…» неожиданная мысль о ночной спутнице заставила его, резко остановившись, внимательно осмотреть Итачи с ног до головы. Черноволосый, невысокий, с тонкой бледной кожей и не до конца оформившейся фигурой… большие чёрные глаза… такие холодные и невозмутимые… «ксо…» недовольно ругнувшись про себя, Кисаме отвернулся и пошел дальше, стараясь отогнать столь неожиданные, но такие назойливые желания.
Учиха  тут же последовал за ним, его мысли были уже в его далёком будущем…

К концу дня, Кисаме и Итачи уже порядком подуставшие, зашли поужинать в отдалённую гостиницу, в близлежащем от Конохи городке, взяв еды в номер, что бы не мозолить никому глаза, они поднялись наверх.
- А ты хорош Итачи-сан. – отставив опустевшую тарелку, наконец, произнёс Кисаме и, добродушно оскалившись, отсалютовал ему чашкой с чаем.
Итачи слегка улыбнулся краем губ.
- Спасибо Кисаме-сан…– он неожиданно поднялся, -  Я пойду в ванную.
Хосикаге проводил его любопытным взглядом.
Присутствие Итачи держало его в непонятном напряжении, почему непонятном? Откровенно говоря, Кисаме нравились только женщины… раньше нравились… юный Учиха, такой хрупкий, но в то же время полный скрытой силы, пробуждал в нём массу разных странных желаний… хотелось стереть с его лица эту невозмутимую маску… сжать его в объятьях, заставить кричать от боли и удовольствия… «ксо!» резко замотав головой Хосикаге вернулся к своему чаю.

«Давненько я так не выкладывался…» стоя под тёплыми струями воды, смывающими пот и грязь с его тела Итачи не чувствовал никакого желания возвращаться домой. «Этот Кисаме силён,… если мне посчастливиться работать с такими людьми,… я больше не буду выглядеть белой вороной, для… да хотя бы для него…». Бросив мимолётный взгляд в зеркало, Учиха хорошенько вытерся и, напялив пушистый гостиничный халатик, вышел из ванной.

Лениво развалившийся на кровати Кисаме повернул голову на звук открывающейся двери и резко сев прямо-таки впился в него взглядом.
Халат был довольно-таки коротким, отрывая взору его стройные белые ноги, «без единого шрама… прямо нереально как-то…» Кисаме жестом предложил ему сесть. «Это и есть гений с улучшенным геномом?» Невольно вспомнив, как преследовались в Тумане выходцы из великих Родов, он, усмехнувшись, подумал, что в Листе дело обстояло совсем иначе,… кланы процветали…»
- Твой клан Итачи-сан… ты сможешь оставить его так просто? Тебя ведь станут искать,… - покосившись на забравшегося  на кровать Учиху, поинтересовался он.
Но Итачи в ответ только покачал головой.
- Не станут. Я уже всё продумал.
- Ясно… - протянул Кисаме «всё-таки есть в нём что-то такое…ксо…» ругнулся про себя Хосикаге. Невинность… чистота  юного Учихи очаровывала его и, он, не сумев преодолеть влечения, мягко коснулся его обнаженной коленки.
Тот  замер, внимательно глядя на его руку, синие пальцы неназойливо поглаживали белую кожу, постепенно перемещаясь всё выше…
Итачи словно прислушивался к своим внутренним ощущениям, никто и никогда ещё не делал так. Он частенько ловил на себе восхищённые взгляды девушек, только они его как-то не интересовали, то ли в силу возраста, то ли ещё по какой-то другой причине, но он старался избегать любых физических контактов.
Осторожно, медленно, словно стараясь не спугнуть замершую птичку, Кисаме переместил руку на внутреннюю сторону бедра, благо расставленные ноги Итачи позволяли это, там кожа была особенно нежной и огрубевшие от меча пальцы слегка царапали её. Наконец синие пальцы достигли своей цели и Итачи резко выдохнув, ухватился за его руку.
Некоторое время они молча смотрели друг другу в глаза, когда алые глаза Учихи приобрели опасный оттенок Кисаме, наконец, спросил, слегка приподняв бровь:
- Не нравиться?
Не ожидавший такого вопроса Итачи немного смутился.
- Не знаю… - тихо отозвался он.
Кисаме осторожно освободил свою руку и аккуратно распустил пояс халатика, попутно мягко, но настойчиво опуская его на кровать. Итачи не сопротивлялся, он, словно до конца и не осознавал, что с ним делают.
Синие руки распахнули халат и едва ощутимо провели по его груди кончиками пальцев.
«Ни одного шрама…» снова подумал Хосикаге и ухмыльнулся, глядя в сосредоточенное лицо подростка. «Не знает он,… видимо у него ещё никого не было…хм… это даже к лучшему…»  его руки исследовали тело Итачи, всё ещё сохранившее какую-то детскую угловатость. Учиха внимательно следил за его действиями, все эти осторожные поглаживания пробуждали в нём доселе неизведанные ощущения, и он ещё не очень понимал нравиться ему это или нет.
Кисаме склонился к нему, едва ощутимо касаясь губами плеча Итачи, слегка сжав его грудь, он одним движением провел ладонью по всему телу и дальше по бедру, уверенно разводя его ноги в стороны.
И тут в голове Итачи, словно что-то щёлкнуло, с неожиданной силой он оттолкнул Кисаме, и шарахнулся от него в сторону, чуть не свалившись с кровати.
- Брось, Итачи-сан… - Хосикаге поймал его за руку, не давая упасть.
- Нет!  - тот свирепо уставился на него враз заалевшими глазами, - что, чёрт возьми, ты делаешь?!
- Ничего такого Итачи-сан… - настойчиво стараясь уложить его на прежнее место, пробормотал Кисаме, - тебе понравиться, вот увидишь…
– С чего такая уверенность, Кисаме-сан? – прошептал Итачи, делая акцент, на имени одновременно останавливая его руки своими.
«Что он делает? Что он, черт возьми…» судорожно думал юный Учиха глядя в непривычно желтые глаза. «но…но эти теплые руки..» Итачи чуть покраснел. Но тут же привычно скрыл это. «Он... заметил?.. Или нет?..» он быстро посмотрел в строну, а потом вновь в эти так напоминающие рыбьи глаза. «Интересно, а из его рта пахнет рыбой?» мелькнула мысль в сознании Итачи. И он тут же устыдил себя за эти мысли «разве мне это действительно интересно? Он же... мужчина…рыб… почему мне это интересно?». Учиха изо всех сил пытался не показать, что он в чем-то заинтересован продолжая смотреть на Хосикаге, как можно безучастнее.
«Ох уж эта невинность… должен признаться это здорово возбуждает…» Кисаме невольно заулыбался.
- Не попробуешь, не узнаешь Итачи-сан… - «такой невинности не место в Акацках…» ему невольно вспомнился взгляд Орочимару, устремлённый на Итачи, как он облизнул губы своим мерзким длинным языком, «неет…  он его не получит…». Перехватив запястья Итачи, Кисаме с силой прижал его к кровати. – Не попробуешь, не узнаешь…
Учиха с трудом сдержал вздох. «Какой он теплый… даже горячий…» мысли метались в его голове. Остатки сознания отчаянно сопротивлялись новому, не знакомому чувству с геометрической прогрессией захватывающему каждую частичку тела «Разве мне это интересно? Отправить бы его в Цукиеми... Но почему не хочется? Что со мной? Почему так хочется, что бы этот странный человек прижал меня к себе посильнее? Что это за чувство? Разве из-за этого я решил покинуть клан?.. Что же со мной такое?». Итачи зажмурился и прислушался к новым ощущениям. «Что это? И разве это поможет мне стать сильнее?». Юный Учиха открыл уже не окропленные шаринганом глаза и с интересом посмотрел в глаза Хосикаге.
«Хм… он уже готов?» Кисаме оскалил акульи зубы в ухмылке.
- Тебе будет приятно, поверь мне… - нетерпеливо сдергивая с его плеч халатик, хрипло произнёс он, послышался неприятный, резкий треск ткани.
Вся заинтересованность Итачи мгновенно сменилась злостью и столь непривычным страхом. «Что... что он о себе возомнил?». Учиха дернулся в сторону от Хосикаге и, схватившись за остатки халата, со злостью посмотрел на него. Глаза мгновенно налились красным и проступили три красные запятые.
-  Мне это не интересно!
- Тише, тише… - Кисаме смотрел на Итачи с видом охотника играющего с дичью. «Этот его шаринган… опасная штука…» он хмыкнул и провёл кончиками пальцев по его ноге.
«Он издевается надо мной!..» Учиха чуть дернулся и в глазах «запятые» в своем движении стали напоминать калейдоскоп – Цук…
Но Кисаме оказался быстрее… Итачи мгновенно уткнулся лицом в подушку, одна сильная рука держала его за шею, не давая повернуть голову, а вторая больно выкручивала правую руку.
- Что это было?... –  хрипло прошептал он в его точёное ушко.
Юный гений Конохи по привычке опытного ниндзя, закусил губу и тихо захрипел. Он ошибся, уделив все свое внимание «Цукиёми» и поплатился за это. «Ксо… Проклятый Кисаме,… что же делать? Как… как он смеет так со мной обращаться?...»
- Что-то я не слышу ответа… - Кисаме, казалось, наслаждался его беспомощностью и унижением, мягко коснувшись языком его шеи, он ухмыльнулся и бросил взгляд вниз, остатки халатика бесстыдно задрались, обнажая крепкие подтянутые ягодицы. Отпустив руку Итачи, Кисаме с удовольствием сжал пальцы на его заднице.
Учиха густо покраснел. Еще никто и никогда так с ним не обращался. Никто. До этого момента. «Кто позволил ему так со мной обращаться? Как он.… Как он…» - Пусти меня – глухо сквозь подушку прохрипел он, и начал пытаться сдернуть его руку со своей шеи, проклиная себя за такую неосторожность.
- Итачи-сан… ты очень красивый… - неожиданно мягко произнёс Кисаме, разжав пальцы, он принялся нежно ласкать его ягодицы, по-прежнему придерживая его голову в безопасном для себя положении.
Опешив от такой перемены в Хосикаге, Учиха некоторое время лежал неподвижно, а затем страх начал отходить и на смену им пришли чувства и желания ранее не приходящие в голову юному гению. Недавняя грубость, так удивительно сменившаяся нежным голосом, пробудила в нем странное желание поддастся ему, но новые неведанные чувства останавливали стыдливые порывы. «Что… что со мной.… Что он делает? Этот…. Этот человек,… почему он себе это позволяет? Убежать.… Я хочу убежать…» - Прочь…- произнес он глухо – что тебе от меня надо? – снова покрываясь густой краской, шепотом спросил он.
- Я хочу научить тебя тому, что неизбежно пригодится тебе в будущем… - целуя его округлое плечико, фыркнул Кисаме, попутно проталкивая руку между ногами Итачи, заставляя его прогибаться в пояснице, синие пальцы несильно сжали его достоинство и принялись осторожно его массировать.
Итачи до крови прикусил губу и застонал прогибаясь. Вопрос, который он хотел задать, просьба, которую он хотел было выкрикнуть, оскорбление, которое он хотел было прорычать…. Все…. Все потерялось, расплылось, потеряло смысл и очертания. Злость. Желание. Стыд и еще огромное множество чувств, которых ранее он не знал, смешались в его сознании. Тихий стон. «Он… Он… Я… Я хочу еще…»
Заметив такую приятную перемену, Кисаме усмехнулся, «Его стон так прекрасен…» преодолев жгучее желание увидеть его лицо, он слегка ослабил хватку и провёл языком вдоль его позвоночника.
- Итачи-сан… - его хриплый от возбуждения голос прозвучал у того над ухом. Ладонь, не на секунду не останавливаясь, продолжала ласкать его уже порядком затвердевший орган.
Учиха сходил с ума от наслаждения. Как он мог не знать о нем ранее? Что это за таинственное дзюцу известное лишь Кисаме? Оно заставляло его тело выгибаться от удовольствия, и нельзя было сдержать стоны, как уже от вошедшей в привычку физической боли. Это напряжение, наиболее тяготившее в паху, разливалось по телу необычайной теплотой. Мысли и чувства заменились желанием. Единственным желанием – еще. Еще больше удовольствия. «Дай мне еще больше удовольствия… научи меня этой технике…».
И тут Кисаме неожиданно отпустил его, отстранился  внимательно, немного настороженно глядя.
- Чего ты хочешь Итачи-сан? – до безобразия спокойным голосом спросил он.
Юный Учиха с пол минуты просто лежал на кровати, пытаясь выровнять дыхание и упорядочить мысли в голове. Затем он осторожно приподнялся на локтях, и чуть повернувшись туловищем к Хосикаге, прошептал, так спокойно, как мог – я хочу, что бы ты научил меня этой технике… Кисаме. – добавил он и чуть улыбнулся.
- Технике? – тот слегка приподнял бровь, «технике…?» Кисаме стало смешно, но он не подал виду.
- Да. Технике – подтвердил Итачи. На миг ему показалось, что над ним неприкрыто издеваются, но после недавних унижений ему уже было все равно.
- Итачи-сан...  – Кисаме слегка покачал головой и принялся невозмутимо раздеваться.
Бросив последнюю деталь одежды на пол, он вытянулся рядом с мальчиком, и, ухмыльнувшись, сказал: - Тогда давай начнём тренировку.
Учиха посмотрел на Хосикаге и моргнул.
– Ммм? – заинтересованно спросил он.
Глядя в его невинные глаза, Кисаме невольно устыдился своей шутки. Мягко погладив подростка по щеке, он прижался  ртом к его приоткрытым губам. Итачи замер, боясь помешать или разозлить Хосикаге. Он лишь чуть прикрыл глаза, когда почувствовал его горячее дыхание.
«Ну вот,… теперь он послушный, словно маленький ручной зверёк…» Кисаме грубо и нетерпеливо повалил мальчишку на кровать, глубоко засовывая язык ему в рот и раздвигая коленом ноги.
«Что он…» Итачи моргнул. «Хотя… уже не важно…» он снова прикрыл глаза.
Чувствуя, что воздуха начинает не хватать, он начал осторожно отвечать на требовательный поцелуй Кисаме.
Этот осторожный неумелый ответ только ещё больше возбудил Кисаме, выпустив парнишку из объятий, он выудил из одежды на полу тюбик с мазью и предварительно смазав, осторожно ввёл указательный палец в его задницу, внимательно глядя в лицо юного любовника, он принялся медленно двигать им у него внутри.
Итачи сильно покраснел и рефлекторно сжался, пытаясь отстраниться, но синие пальцы снова нащупали его член, и новая волна удовольствия разлилась по его телу. «Что это…?» он имел некоторое представление о том, чем занимаются иногда мужчины и женщины, но происходящее с ним сейчас, никак не желало вписываться в стандартные рамки.
Палец Кисаме коснулся какой-то особой точки у него внутри и Итачи, не сдержавшись, громко застонал, тот ухмыльнулся, пальцы мягко поглаживали головку его члена, слегка оттягивая кожицу. Напряжение в низу живота сделалось уже болезненным. Кисаме нравилось смотреть как Итачи мучительно краснея, борется со своими желаниями, немного помедлив, он присоединил второй палец и немного увеличил темп. Мальчик вцепился в простыню и прогнулся, казалось, он больше не контролирует себя, эту битву он проиграл,… забыв о стыде и гордости, юный Учиха, постанывая, двигался навстречу пальцам Кисаме, массирующим его член… касающимся его изнутри… сейчас для него существовали только эти тёплые синие руки, доставляющие такое удовольствие.
- Я… я больше не могу… - как-то жалобно простонал он и, выгнувшись дугой, кончил в руку Кисаме, глядя на него широко распахнутыми глазами.
Тот ухмыльнулся и вытер руки о простыню.
- Ну что? Понравилось? – поинтересовался он у слегка осоловевшего от оргазма подростка.
Тот только молча кивнул. «Какое,… какое приятное опустошение…» Всё его тело, каждая его клеточка, полностью расслабилось.
- Повернись на живот, – прошептал Кисаме, мягко переворачивая его, - это ещё не конец…
Итачи подчинился, «не конец?... что он теперь собирается делать?...» он уже немного пришел в себя и теперь с интересом ждал продолжения.
«Ксо… как же я хочу загнать ему с размаху… под самый корень…» с трудом удержав порыв, Кисаме прижался всем телом к спине мальчишки, его член уже просто разрывался от желания и теперь тёрся о белые крепкие ягодицы.
Тяжесть тёплого тела, придавившего его к кровати, синие руки, ласкающие его грудь, слегка пощипывая за соски, всё это снова возбуждало Итачи, эти грубые ласки сильных уверенных, чуть шероховатых рук… горячая твёрдость, прижимающаяся к его заднице,… ушки Учихи невольно покраснели от осознания того, чем она была. «Словно кость… или даже кусок металла…».
С трудом оторвавшись, от такого желанного тела, Кисаме поставил подростка на четвереньки и, просунув руку вниз, слегка сжал его возбуждённый орган и принялся  поглаживать его.
Итачи нетерпеливо застонал, покусывая губы и прогибаясь в пояснице.
- Ещё…
- Сейчас, сейчас… - свободной рукой Кисаме торопливо смазывал своё далеко не маленькое достоинство.
«Как же я хочу его…» думал Хосикаге, пристраиваясь между ногами мальчика, «хочу, как не хотел ни одну женщину в мире…»
Раздвинув ягодицы, он осторожно надавил членом на маленькое отверстие.
Итачи замер, «это совсем не то, что пальцы…» подумал он, ощущение было странным, и нельзя было с уверенностью сказать, что это уж очень приятно.
Кисаме медленными, плавными движениями вошел в него, и замер, предоставляя Итачи время, что бы немного привыкнуть к новым ощущениям.
Непривычные к такому обращению мышцы ануса, отчаянно сопротивлялись, несмотря на смазку, Учиха тихо шипел, уткнувшись лицом в подушку, ему было очень больно, но он старался не подавать виду, отступать было поздно. «Я пройду через это…». Синяя рука снова обхватила его член, и ощущения боли и удовольствия, причудливо переплелись в его сознании, Итачи приподнялся на локтях и попытался через плечо посмотреть на Хосикаге.
- Расслабься… – Посоветовал тот, слегка хрипловатым, от возбуждения, голосом. Узкий зад мальчика плотно обхватывал его достоинство, медленно, очень медленно он начал двигаться в нём, не забывая ласкать его в такт своим движениям.
Итачи застонал сквозь сжатые зубы и вцепился пальцами в простыню. Заметив подобную реакцию, Кисаме немного поёрзал и слегка изменил угол проникновения, в ту же секунду юноша вскрикнул, слишком острым, слишком неожиданным, слишком болезненным было это новое удовольствие. «Ксо… как он… он…» последующие мысли мгновенно вылетели из его головы, поскольку Кисаме начал двигаться уже более активно и всё что ему оставалось, это стонать от наслаждения и, выгибаясь, подставлять свою задницу этому странному синекожему человеку.
- Итачи-сан… ты такой узкий… - взявшись обеими руками за бёдра юного гения, совершенно не задумываясь о том, что на этой нежной белой коже неминуемо останутся  синяки от его пальцев, Кисаме ещё сильнее ускорился, заставляя Итачи уже кричать. Он слушал, как кричит от удовольствия этот гордый, невозмутимый мальчишка, вся эта его улучшенная кровь и клановая гордость, всё это было им позабыто, ничего больше не имело значения… кроме тех ощущений, что дарил ему Хосикаге. Его страстный срывающийся голос, сладкой музыкой звучал для ушей Кисаме, привыкших слушать только жалобные крики боли.
Итачи просто сходил с ума, наслаждение было таким острым,…пожар в крови стремительно распространялся, захватывая каждую клеточку его тела. Чувствуя приближение оргазма … с каждым резким движением Кисаме, с каждым толчком внутри него, юный Учиха прогнулся всем телом, и ему это нравилось, ему нравилось это странное ощущение наполненности, единения тел, словно слитых в одно целое и движущихся в бешеном животном ритме… «Да… ещё немного… я…»
- Ки-са-ме… - протяжно простонал мальчик, в ту же секунду его тело скрутила сладкая судорога оргазма.
Почувствовав, как тот ритмично сжимает его член у себя внутри, Кисаме тоже кончил, с силой прижимаясь к его заднице и наполняя её горячей спермой.
Оглушенный наслаждением, Итачи ощутил сильную усталость, словно он с утра до вечера тренировался в тайдзюцу, его дрожащие колени подогнулись, и он упал на кровать, ослабевший Кисаме свалился на него, оба любовника тяжело дышали.
Немного погодя, Хосикаге осторожно вышел из его тела и вытянулся рядом. Убрав за ухо выбившуюся из растрепавшегося хвостика длинную чёрную прядь, он как мог нежно погладил мальчика по щеке.
Уже более или менее пришедший в себя Итачи расслабленно улыбнулся ему и со вздохом сел на кровати. Несмотря на такую приятную усталость и сильнейшее желание завалиться спать, прижавшись к могучей синей груди, ему нужно было идти, он и так уже порядочно задержался.
- Уходишь? – Кисаме наблюдал за ним, подперев голову рукой.
- Да… - юноша явно нехотя сполз с кровати и принялся медленно одеваться, он прямо таки кожей чувствовал пристальный взгляд странных желтых глаз… и ему это нравилось…, но Кисаме молчал и он, застегнув последнюю застёжку, направился к выходу. В дверях он остановился и посмотрел на него через плечо: - я приду сюда завтра ночью,… к этому моменту я всё улажу и буду полностью свободен. До свидания Кисаме… - он чуть улыбнулся и вышел из комнаты.

- До свидания Итачи-сан. – сказал тот уже закрывшейся двери. «Всё такой же гордый,... прекрасный, юный,… но уже испачканный… грязный… мой… поруганная невинность да?...» Хосикаге ухмыльнулся и вытянулся на кровати. «Завтра?...» усмешка стала ещё шире, блеснули острые акульи зубы, «интересно, что он такое придумал для своих родственничков…?»

В условленное время тихо приоткрылось окно, и в комнату бесшумно проскользнул Итачи в форме анбу.
Кисаме валялся на кровати, одетый в черный шелковый халат, и лениво потягивал саке. Увидев юношу, он вопросительно посмотрел на него. «У парня какой-то спокойно-сумасшедший вид… хм,… что он там такого сделал?» с любопытством подумал он.
Итачи молча принялся торопливо раздеваться, словно форма Коноховского анбу внезапно стала ему тесна, сбросив последнюю деталь одежды, он сгрёб всё и сунул в камин. Выдохнув небольшой язык пламени, он некоторое время вглядывался в огонь, а потом медленно выпрямился и посмотрел на Кисаме, огненные блики причудливо разукрашивали его белую кожу, делая его похожим на огненного бога…
«Нет, скорее на демона только что вышедшего из ада…» невольно подумал Хосикаге с интересом созерцая всё это действо имевшее видимо большое значение для юного Учихи.
- Я убил их, – с ужасающим спокойствием произнёс мальчик. -  Всех… мужчин, женщин, детей, стариков… всех.
«Всех?...» Кисаме слегка приподнял бровь.
- Даже своих родителей?
- Всех. – Отблеск из камина придавал его лицу дьявольски жестокое выражение. – Клана Учиха больше не существует. – Итачи медленно подошел к кровати  - я оставил только моего глупого маленького брата, что бы в будущем ещё раз проверить свои силы.
- Ясно… - Хосикаге усмехнулся, «твои руки в крови… отцеубийца Итачи Учиха… Хм…Как ты собираешься жить с этим, интересно знать? Оставил брата в живых, во имя мести?»  - ну как? Чувствуешь свободу?
- Да. – Итачи забрался на кровать, с каким-то ожесточённым отчаянием глядя на Хосикаге.
- Чего ты сейчас хочешь Итачи-сан? – спокойно спросил тот.
- Дай мне это Кисаме… - безумие и похоть, причудливо перемешиваясь, плескались на дне этих чёрных глаз.
«Так ты хочешь получить наказание?… Вот как ты собираешься жить,… даже для такого как ты невозможно совершенно не испытывать эмоций…» - Иди сюда Итачи-сан. – Хосикаге усмехнулся про себя. «Ты получишь всю ту боль и унижение, которые ты так жаждешь,…своё извращённое возмездие самому себе…»

* * *

«Я забрал твою невинность… ты же уничтожил всё, что связывало тебя с прошлым.…
Что чувствуешь ты сейчас, когда извиваешься в моих объятьях, крича от боли и удовольствия?
Почему-то мне кажется, что твоя душа плачет….
Только в эти моменты, когда, словно в поисках защиты от самого себя ты приходишь ко мне что бы получить возможность сбросить свою отрешенную, холодную маску.
Ты просто не можешь без этого… словно вампир.
Ты не сможешь жить без меня…
И я вновь и вновь баюкаю в своих руках уставшее, беззащитное чудовище, что бы утром, распахнув свои обагрённые шаринганом глаза, ты снова был беспощаден и жесток ко всему миру».




Конец.

Продолжения не предусмотрено. (@/~\@)

0

4

Название: «Молчание».
Автор: Nakago_in_Kuto
Бета: Ворд & Мозг.
Фэндом: Naruto
Жанр: Общий/Ангст
Рейтинг: G
Персонажи: Itachi и Sasuke
Предупреждения: нет, можно читать всем.
Дискламер: это гнусный плагиат
Статус: закончено
Саммари: Небольшая зарисовка о разных мыслях в разное время.
Просто прописные истины в моём варианте.

«Заповедь видимой нормальности»:

Человек кажется вполне адекватным, пока не открывает рот.
Иногда, кажется, что промолчать, это самый лучший выход из                                                                 любой ситуации… молчи, и тебя признают умным, нормальным… в рамках.
Никогда не показывай того, что у тебя на душе,…
ибо в любой душе есть такие закоулки, которые не следует обнажать в обществе,
дабы не вносить смуту и беспокойство в сердца окружающих.
Свои мысли всегда держи при себе, дабы не прослыть сумасшедшим и бунтовщиком.

* * *

«Такой маленький, такой наивный… ещё не знающий всей жестокости этой жизни,… но… ты уже завидуешь Сазке… мой маленький брат, улыбаясь, сидит рядом со мной, что-то радостно лепечет, но в его взгляде уже появилась та неотвратимая печать вечного соперничества… впрочем,… тебе просто надо победить меня…»
- Извини Сазке… не сегодня… - «привычно рефлекторным движением щёлкаю его по лбу».
- Ты лгун Нии-сан! – «Он недовольно морщится и потирает лоб, но я только едва заметно улыбаюсь, разве полной будет твоя победа, если я буду тренировать тебя… а, Сазке? Он криво улыбается в ответ».

* * *

«Когда-нибудь я одержу победу над тобой Нии-сан! И ты сможешь гордиться мной,… ты посмотришь на меня как на равного, я перестану быть для тебя всего лишь маленьким надоедливым братом! Все признают меня, отец… он признает меня,… он улыбнётся и скажет: ты действительно мой сын!...»

* * *

«Нии-сан! Остановись!!!»
«Его голос всё ещё звучит у меня в ушах,… но… разве я не прав…? Почему ты, даже ты осудил меня? Ты! Единственный родной для меня человек во всём этом лицемерном гордом болоте зовущимся кланом Учиха?! Почему,… почему Сазке…»
Итачи лежал на кровати в своей комнате, по его виду невозможно было угадать, какая буря чувств и эмоций разразилась у него внутри, только полубезумный искрящийся ненавистью и обидой взгляд алых глаз, устремлённый в потолок… мангекьё шаринган.
«Ты предал меня…»

* * *

«Это был не обычный шаринган…» из всего что произошло, Сазке вынес интересную для себя новость,… Нии-сан стал ещё сильнее, то, что он говорил представителям клановой власти, Сазке не особо слушал,… Итачи извинился,  этого мальчику было вполне достаточно. Трезубое колесо мангекьё шарингана беспокоило его,… конечно, он хотел такое же… это необходимо ради победы над братом… «надо узнать о нём побольше…»

* * *

«Что заставило меня так разговориться перед этими свиньями,… просто накопилось? Или может быть, я хотел таким образом рассказать Сазке, что я на самом деле чувствую…»
Итачи устало прикрыл глаза и перевернулся на бок, «Ксо…он ничего не понял,… маленький глупый братишка…»  обида, причудливо переплелась с привычным уже одиночеством.

* * *

«Нии-сан…  с отцом не разговаривают… с ним всё в порядке?... Отец сказал, что мне ещё рано знать про шаринган! Но почему? Я ведь тоже его сын! Мангекье шаринган значит…я должен его получить!
Слава богу, отец не сердится на Нии-сана,… значит, всё будет как прежде? Ведь будет же…» но какая-то смутная тревога никак не желала оставлять его. « Что же происходит с Нии-саном?... Я беспокоюсь..»

* * *

«Нет,… я не могу больше… этот дурацкий клан, эти вечные поучения о  чести и гордости этого сытого зажравшегося болота… я словно очень полезная, но опасная вещь, которую они используют… малейшее подозрение и зависть в их глазах заменяет ненависть,… а опасения – страх. Я не хочу больше плясать под их дудку,…я ненавижу их, не хочу видеть их… они все должны исчезнуть! Все до единого! Благо мне уже есть куда податься…
Сазке… мой глупый маленький брат… я подарю тебе свободу.»

* * *

«Итачи вернулся…» эта мысль огнём жгла юного Учиху, пока он, в поисках Наруто нёсся по улицам деревни и дальше прочь. Ненависть,  казалось, заполнила его без остатка, но это было далеко не всё,… ещё была дикая, бурная радость… сумасшедшее желание, наконец, увидеть того человека, которым была заполнена его душа… вся без остатка…»
- Учиха Итачи!!!

* * *

«Глупый маленький брат… ты всё ещё слаб…» нарочито медленно, но методично Итачи избивал его.
- Почему ты слаб? Потому что у тебя есть недостаток… ненависть.
«Не знаю,… поймешь ли ты,… но именно она делает тебя чересчур эмоциональным,… чересчур уязвимым,… ненависть затуманивает твой разум, она закрывает тебе глаза, … и пока ты не откроешь их тебе не победить…».
- Цукиёми!
«Стань сильным Сазке… стань равным… превзойди меня…»

* * *

Конец. (@/~\@)

0

5

Название: «Возмездие».
Автор: Nakago_in_Kuto
Бета: Ворд & Мозг.
Фэндом: Naruto
Жанр: Яой, драма
Рейтинг: NC-21
Пейринг: Sasuke\Itachi
Предупреждения: брань, садизм, инцест, изнасилование. (@/~\@)
Дискламер: это гнусный плагиат
Статус: закончено
Саммари: действие происходит после победы Сазке над Итачи.

Это было больно, унизительно и грязно,… но, несмотря на это он ощущал какую-то странную радость. Радость за брата столь многого достигшего. С трудом, разлепив окровавленные, облепленные песком губы, Итачи слабо улыбнулся.
Проиграл…
По какой-то одному ему известной причине, Сазке не убил своего брата и теперь тот лежал на полу в полутёмной камере подземелья одного из убежищ покойного ныне Орочимару. Его глаза были закрыты полумаской, так что даже те жалкие крохи света, чудом попадавшие в его темницу, никак не могли ему помочь. Скованные за спиной израненные и вывернутые руки нестерпимо болели, да что там… всё его тело было так сильно поранено,… но он уже  успел свыкнуться с этой болью.
Несоизмеримо большие страдания причиняла ему мысль об одиночестве.
Они убили ЕГО.
Команда собранная Сазке.
И теперь этот юнец Суигетцу похваляется его мечом.
Итачи едва слышно застонал сквозь сжатые зубы.
Самехада не станет ему служить, для него это всего лишь слишком тяжелый, слишком неудобный, слишком бесполезный странный меч.
Кисаме защищал меня до последнего вздоха.
Кисаме…
Руки твои… такие теплые и надёжные….
Нет.
Нет больше Кисаме.
И никогда больше не будет.
Как истинный шиноби Итачи не проронил и слезинки.
Наверное, он и не смог бы.
Кисаме…
Твоя голубоватая странная кожа…
Итачи попытался представить напарника, как тот обнимает его, как нежно и успокаивающе перебирает его чёрные распущенные волосы…
«Итачи-сан…»
Но вокруг была только тьма и холодный сырой пол.
Хватит.
Итачи сжался в комок.
Хватит уже думать об этом. Он всего лишь прошлое и теперь…
Будущее…
Есть ли оно у меня, это будущее… и если есть, то какое…
Вздох.
И словно в ответ – скрип открывающейся двери и женский капризный голос:
- Сазке, ты что, вечно собираешься держать его тут?!
- Карин выйди.
- Сазке… давай лучше побудем наедине…
- Выйди.
Громко хлопнула закрывшаяся дверь.
Некоторое время было тихо, потом послышался шелест ткани и уверенные тихие шаги.
Итачи даже не повернул головы на звук.
Сазке присевший на корточки рядом с ним недовольно фыркнул.
- Учиха Итачи! – его голос, казалось, звенел от напряжения.
- В чём дело Сазке? – голос старшего был едва слышен, но всё так же невозмутим, словно это не он лежал сейчас избитый на полу камеры, а, как тогда, в гостиничном коридоре отмахивался от надоедливого младшего брата.
«Да как он смеет?!» Сазке вспыхнул от злости и резко схватил брата за грудки, заставляя подняться на ноги.
- Встань, когда я с тобой разговариваю!
Ослабшее тело наотрез отказывалось стоять, казалось, Итачи держится на ногах одной силой духа. Гораздо более простым выходом было снова оказаться на полу, но он не мог себе этого позволить, и едва заметно усмехнулся разбитыми губами.
Мгновенно последовал удар наотмашь, по губам, не особенно сильный, но его вполне хватило, что бы нарушить и без того шаткое равновесие.
Старший Учиха полетел на пол.
Шагнувший следом Сазке присел рядом с ним на корточки и ладонью стёр с губ свежую кровь. Лизнув палец, младший поморщился и сплюнул на пол.
- Песок…  - недовольно произнёс он, - ты весь грязный ты в курсе?
Итачи промолчал.
- Ну и как ты себя чувствуешь? – в голосе Сазке слышалось какое-то мерзкое липкое самодовольство.
- Спасибо прекрасно. – С лёгкой иронией прошептал Итачи.
- Прекрасно… - повторил тот, словно пробуя это слово на вкус, «перед ним я стану беспощадным»  - прекрасно… ты стал слабым брат.
- Неверно.
- Заткнись! – Сазке снова начал заводиться. – Я тебе больше не глупый маленький брат! Слышишь ты?!
- Слышу.
- Я победил тебя!
- Я в курсе.
- Ещё бы ты не был в курсе… - ядовито заметил Сазке, и снова наступила тишина.
В воздухе чувствовалось напряжение, когда оно стало практически осязаемым, Сазке достал кунай и, что бы сделать хоть что-нибудь, провёл лезвием по шее брата.
Итачи едва заметно вздрогнул:
- Что ты задумал? – поинтересовался он.
- О, надо же… ты со мной заговорил…. - Сазке подцепил лезвием чудом уцелевший амулет и дёрнул,  задумчиво глядя как катятся по полу напоминающие шаринган колечки он добавил: - я ненавидел тебя… мечтал поставить тебя на колени… послушать, как ты кричишь от боли, как просишь прощения за мою исковерканную жизнь… как раскаешься, склонишь передо мной свою гордую голову,…  - он вздохнул, - но ты молчишь… ты у моих ног, повержен, искалечен,… но ты всё так же недосягаем, как и прежде… несравненный Нии-сан! Что мне сделать такое, что бы получить всё это!!!  - голос Сазке стремительно повышался. – Что бы заставить тебя почувствовать себя в моей власти?!!! Что бы сломить твою гордость?!!!  - Он уже кричал.
Старший брат едва заметно улыбнулся.
- Что?!  - младший вцепился в брата,  - Что смешного я спрашиваю?!!!
- Ничего. Ты ведёшь себя как ребёнок.
Эти слова и невозмутимый, спокойный тон, которым они были сказаны, стали последней каплей для Сазке. Ухватившись обеими руками за воротник, он просто разорвал пополам  грязную и без того изодранную кофту.
- Я заставлю тебя пожалеть о твоих словах! – прошипел он в ухо Итачи, - любым способом…  - Сазке грубо ухватил его за волосы и его губы впились в приоткрытый рот брата.
Плевать на песок и грязь.
Плевать на кровь, пот и холодный сырой пол.
Главное унизить этого заносчивого ублюдка!
Песок неприятно ощущался на губах, но Сазке было плевать, он впился зубами в нижнюю губу брата, но ощущение металлического привкуса не принесло ему удовлетворения.
Он уже пробовал её.
Этого не достаточно… мало…
Кунай поддел пояс штанов. Чувствуя как напряглось тело старшего, Сазке слегка отстранившись, посмотрел в его лицо.
По подбородку Итачи медленно текла кровь из искусанных губ.
- Я не думал, что ты будешь мстить мне подобным образом… -  хрипло произнёс он.
- Заткнись! – Лицо Сазке исказилось, - готов поспорить, что ты уже давно потерял свою невинность… что, молчишь? – и тут же, не давая времени на ответ: - готов поспорить, что эта грязная синяя рыба трахала тебя… ведь трахала… правда?  - лихорадочно шептал он резкими движениями куная избавляя Итачи от одежды, - и как тебе, нравилось? Конечно, нравилось,… иначе ты бы с ним не таскался,… - обрезки, лоскутки одежды обречённо падали на пол. –  Ты променял нас… мать… отца… весь клан…на вонючую старую уродливую рыбу! Меня променял! Своего брата!!! На рыбу!!!! – голос Сазке сорвался и он, сглотнув, зашептал снова: - А может не только рыба? Кому ты ещё подставлял задницу?... А братик?.... может вашему Лидеру? Тебя ТАК принимали в вашу организацию?!...
Итачи слушал эту убийственную тираду молча. Ему нечего было сказать, да и не стал бы сейчас Сазке слушать его,… кунай оставлял на его теле довольно ощутимые порезы, но ему было уже всё равно.
Одержимый яростью Сазке навалился на него всем весом, его ногти царапали грязную, израненную, местами обожженную, но всё такую же нежную кожу.
Больно.
Противно.
Унизительно.
Да…. Такого наказания он не ждал.
Кисаме…
Но не было Кисаме.
Никого не было.
Только обезумевший от ненависти Сазке.
И он.
Зубы впились в изящную шею, ногти провели по груди, оставляя кровавые полосы.
- Ненавижу… ненавижу тебя… ненавижу… - словно заклинание повторял младший Учиха прижимая старшего к полу. Рука с силой провела по внутренней стороне бедра и больно сжала его пенис.
Итачи едва слышно зашипел сквозь стиснутые зубы.
Сазке обрадовался этому как ребёнок леденцу.
- Что не нравится да? Сука… а с НИМИ нравилось? Нравилось? – начиная выкручивать член, прошипел он. – Отвечай сука!!!!
Не выдержали перегруженные нервы, предало уже давно истошно кричащее от боли тело…
- Дааа!!! – сдавленный крик, вымученный ответ сорвался с искалеченных губ.
- Значит, ты признаёшь,… признаёшь… - радостно заулыбался младший, ещё сильнее сжимая руку. – Как не стыдно Итачи-нии-сан…
Итачи с шумом втянул воздух и тут брат отпустил его и принялся мягко поглаживать по бедру.
Его всего трясло от боли и унижения.
Чувствуя эту дрожь, Сазке ухмыльнулся и нарочито громко расстегнул штаны.
- Ты – шлюха брат… ты знаешь, нет?
Тот дернулся в сторону, прекрасно осознавая, что бежать некуда…
- Ты сошел с ума… - едва слышно прохрипел он, - что ты собираешься делать…
- Я? – Сазке схватил его за плечи, и зашептал в ухо, тяжело дыша и сбиваясь словно сумасшедший: - я собираюсь трахнуть тебя… шлюха… как это делала твоя рыба… и ещё чёрт знает кто…
Внутри словно что-то оборвалось.
Этот Сазке был совершенно не похож на прежнего.
И было свершено ясно, что одними разговорами дело не ограничиться.
- Прекрати…
- Раздвигай ноги сука! – жесткие пальцы вцепились в его колени, с силой разводя их в стороны.
- Прекрати… - голос старшего был еле слышен.
- Заткнись…  - тот ухватил его ноги, практически складывая Итачи пополам, с ненавистью  глядя в лицо брата, Сазке упёрся членом в его задницу. – Вот так…  - он рассмеялся, зло, жестоко и с силой надавил, разрывая кольцо мышц, проталкиваясь всё дальше во внутренности.
Лицо Итачи исказилось от боли, он мучительно застонал сквозь сжатые зубы.
- Кричи сука! Ведь это больно!!! Давай же!!! – кровь уже слегка смазала вход, и Сазке принялся двигаться, рывками толкаясь в окровавленную рану ануса своего брата. – Сука…
И тот кричал. Севшим сорванным голосом, разрываемый изнутри резкими движениями, рождёнными дикой ненавистью и сумасшествием им же и вызванными. Итачи казалось, что это никогда не закончиться, боль огненной волной рождающаяся между ног, просто выжигала его разум.
Сазке словно кожей впитывал его крики, от этого ещё сильнее возбуждаясь, ещё сильнее делалось желание сломать, доставить ещё большее страдание, что бы заносчивый старший брат, наконец, понял всю его боль… хотя бы так…
- Давай… ещё… громче… двигай задницей шлюха…
Я никогда не забывал…
Я жил лишь тобой…
Я всегда любил тебя…
Нии-сан…
Напряжение в его теле было уже сродни боли, Сазке в последний раз рванул его на себя и кончил, прямо в разодранные внутренности.
Тишина.
По его лицу внезапно скатилась одна сверкающая солёная капелька, прочертив мокрую дорожку на щеке, она сорвалась и упала Итачи на грудь, за ней последовала вторая, за ней третья… четвёртая…
- Нии-сан… - глядя на брата сквозь пелену слёз, Сазке осторожно вышел из него, со стуком упали на пол отпущенные ноги, словно они принадлежали не живому человеку вовсе. – Нии-сан… - дрожащими, непослушными руками младший отомкнул кандалы на руках и стянул полумаску.
Лицо Итачи ничего не выражало, смотрели в пустоту широко распахнутые чёрные глаза, словно у сломанной куклы…
- Итачи.… - Сазке ударил кулаками по обе стороны от черноволосой головы, парень дрожал, рыдания душили его. Словно захлебываясь именем брата, мститель отчаянно рыдал над его истерзанным телом, лежащим в медленно растекающейся под ним  луже крови смешанной с грязью и спермой младшего брата.
Впервые за столько лет Сазке смог, наконец, выплакаться, словно отпустила, развернулась та невидимая пружина внутри него, что не позволяла, душила его…
- Нии-сан…
Именно сейчас.
Он не мог больше потерять его.
Я всегда…
Я больше…
Едва заметно дрогнули окровавленные губы.
- Что...? Нии-сан!  - Склонившись к брату, Сазке силился расслышать, разобрать его слова.
- Глупый маленький брат…
- Итачи… - Он порывисто обнял своего Нии-сана и, прижав к груди, принялся легонько покачиваться из стороны в сторону, словно баюкая его.

Я больше никогда не отпущу тебя…

Ты как всегда эгоистичен…

Сазке…

* * *

Будущее… я до сих пор не знаю, какое оно,…
Но…
Оно всё-таки есть…

Конец.

Продолжения не предусмотрено. (@/~\@)

0

6

Название: «Сенсей»
Автор: Nakago_in_Kuto
Бета: Ворд & Мозг.
Фэндом: Naruto
Жанр: яой, хентай, стёб
Рейтинг: R
Персонажи: Kisame, Itachi и девушка профессионалка.
Предупреждения: зоофилия не? (@/~\@)
Дискламер: это гнусный плагиат
Статус: закончено
Саммари: Спец обучение, шуточная зарисовка.
От Автора: Навеяно хентайной мангой о Акацках и Сакуре, хотя сама манга тут не причём совершенно...

- Что?! – Итачи оторвался от изучения свитка и с нарастающим раздражением уставился на синекожего напарника.
- Но Итачи-сан… я же о тебе забочусь!
- Что?!! – только он решил почитать, как Кисаме тут же что-то понадобилось. Учиха был недоволен, но его недовольство мгновенно сменила некоторая растерянность, когда Хосикаге выудил откуда-то из-за спины довольно симпатичную девчонку… -  Что это такое? – как можно спокойнее поинтересовался он, бросив свиток на стол. «Почитать уже явно не удастся,… жаль…»
- Девушка. – Кисаме оскалил зубы в ухмылке.
- А я то тут причём? – холодно поинтересовался Итачи. «Что он так лыбится…?»
- Ну,… как же…  - удивился тот, но, безошибочно определив настроение напарника как «опасно дрянное» продолжил: - Что ж так холодно а?
- А как надо? – спокойно, но довольно ядовито отозвался юный гений.
- Это подарок! – Кисаме резко толкнул особу женского пола к нему на колени.
- Ксо! – девушка отправилась на пол, даже не успев понять, что к чему.
- Тебе не нравится? – Кисаме приподнял бровь.
- Мне это неинтересно.
- Итачи-сан так нельзя… - подняв девчонку на ноги, он аккуратно отряхнул её, - в жизни надо всё попробовать…
- Да ни хочу я…. ничего пробовать… - Итачи слегка смутился, и что бы скрыть это отвёл взгляд, но куда там… Кисаме читал его настроения как открытую книгу.
- Как ты можешь не хотеть то, чего не пробовал? – Ухмыльнулся Хосикаге, и одним движением расстегнул на ней кофточку, обнажая высокую полную грудь, девушка испуганно пискнула, но сопротивляться не посмела. – Они такие мягкие и приятные… - пальцы Кисаме слегка сжали аппетитную округлость.
- Ну и иди к ним сам… - раздраженно отозвался Итачи отворачиваясь.
- Итачи-сааан…  - хитро протянул тот, подходя поближе, - ты что, обиделся…
- С чего ты взял? – Итачи встал и направился к двери.
- Убегаешь да?
- Нет! – Резко развернувшись Учиха зло зыркнул на напарника.
- Тогда иди сюда. – Схватив его за руку, Хосикаге прижал её к груди девушки.
Парень вспыхнул. «Какая мягкая…» как-то отстранённо подумал он.
- Ну, приятно же… - Чуть сильнее сжимая его запястье, прошептал Кисаме.
- Да… то есть, нет! – Итачи вырвал руку, но в тот же момент его мягко, но довольно ощутимо толкнули на кровать, затем туда же отправили и девушку, которая, приземлившись рядом с ним, испуганно зажмурилась.
- Ты помнишь, что я тебе говорил? – Кисаме прищурившись, посмотрел на неё.
- Ххай…! – Она встряхнулась и, облизав сухие губы, принялась бесстыдно раздеваться, аккуратно складывая вещи на тумбочке у кровати.
- Она профи. – Пояснил синекожий, забавляясь смущённым  видом напарника, - всё сделает как надо. Ей за это платят.
Итачи молча наблюдал за ней каким-то завороженным видом. «что за,… зачем это?...» бросив короткий вопросительный взгляд на Хосикаге, он снова посмотрел на девушку. «Он…» его всегда удивляло то, что такой послушный во время боя и вообще на людях напарник, в постели являл собой абсолютную противоположность, становясь совершенно диким и неуправляемым. С ним совершенно невозможно было спорить и Итачи, обычно, подчинялся и позволял делать с собой все, что тот хотел. Но эта новая игра смущала его, он не понимал, для чего это Кисаме понадобилось… «Я должен всё попробовать да? Что он ещё выдумает интересно знать?!» Учиха отвёл взгляд и тоскливо посмотрел в окно.
- Итачи-сан… - Кисаме неодобрительно покачал головой.
- Мне это не надо… - Вздохнув, Итачи недовольно уставился на него.
- Сколько тебе лет? – девчонка неожиданно прижалась к нему, накрыв тонким изящным пальчиком его губы.
Учиха грубо оттолкнул её и попытался встать с кровати, но Хосикаге ему не позволил.
- Итачи-сан!
- Тринадцать. – Учиха нахмурился, глядя на напарника.
- Вай! А ты не выглядишь на  тринадцать… я у тебя первая да? Ты такой симпатичный… – она говорила без умолку между делом как-то незаметно раздевая его. В ней взыграла элементарная профессиональная гордость, и даже страшная синяя морда Кисаме её больше не пугала.
Ошарашенный подобным бесстыдством и наглостью, Итачи, не зная, что сказать, только моргал на неё своими чёрными глазами.
- Я не думала, что тебе надо обучить мальчика, да ещё такого хорошенького… - открыто любуясь его обнаженным телом, ухмыльнулась девица.
Парень невольно покраснел. «Обучить,… что это значит…?» он и не заметил, как произнёс это в слух.
- Научить премудростям секса,… проще говоря, как правильно ублажать мужчину… - многозначительно произнесла она, - что стоишь, раздевайся… - обратилась она к Кисаме, - будешь хорошим мальчиком, покажу, что такое любовь с женщиной, бесплатно…
- Правильно… что…?- лицо Учихи было уже цвета облачков нарисованных на  висящем, на стуле плаще.
- Ладно, время деньги, покажи как ты делаешь, минет. – девица по-деловому посмотрела на парня, лицо которого мгновенно вытянулось, бросив быстрый взгляд в сторону, в лицо Кисаме на девчонку, потом опять на него, он с трудом выдавил из себя:
- Что делаю…?
- Как сосёшь покажи, чего тут не понятного?!
- Она твой учитель на сегодня. – Наконец подал голос Кисаме, он уже разделся и поудобнее расположился на постели. – Её зовут Саюри, Саюри–сенсей позаботьтесь о нём.

***

Дальнейшие события намертво запечатлелись в его сознании.
Возмущённые поучения Саюри–сенсея, яснее ясного давали понять, насколько он плох в постели… это было просто невыносимо унизительно…
«Не бери сразу в рот!» «Кто же так делает?!» «Больше работай языком!» «Не лежи как бревно!» «Шевелись!» «Не спи, двигай задницей!» «Что это за движения?!» «Плавнее… вот,… так уже лучше…»
Заблокировав бьющееся в конвульсиях сознание, растоптав в прах свою гордость, стараясь не смотреть в лицо напарника,  Итачи послушно выполнял все её  указания.
Он учился.
Учился доставлять удовольствие.
Сколько длилось это специфическое обучение, он не знал, довольно быстро потеряв счёт времени,… парень просто ждал следующего приказа и соответственно реагировал на него.
- А теперь последний урок. – Девица усмехнулась и плавно оседлала его бёдра.
«Зачем…?» только и успел подумать парень, прежде чем оказался жертвой её искусных ласок.

***

- Ну, как понравилось?
Итачи промолчал, близость с женщиной была ему приятно, но всё же, на его взгляд, она  не доставляла такого острого удовольствия как,… парень недовольно поморщился и отвернулся от напарника.
- Итачи-сан?
- Потом… как-нибудь потом можно будет и повторить. – Едва слышно отозвался тот, вызывая невольную улыбку на лице Кисаме.
- Конечно Итачи-сан, конечно…

Конец.

Продолжения не предусмотрено. (@/~\@)

0

7

Название: «Безразличие»
Автор: Nakago_in_Kuto
Бета: Ворд & Мозг.
Фэндом: Naruto
Жанр: яой
Рейтинг: R
Пейринг: Leader-sama/Itachi
Предупреждения: педофилия (@/~\@)
Дискламер: это гнусный плагиат
Статус: закончено.
Саммари: коротенькая зарисовка. Мысли Leader-sama на тему. (@/~\@)

***

Тонкие шелковые простыни,…  они такие скользкие, что это даже неприятно.

***

Мои пальцы по-хозяйски прошлись по твоему бедру на мокрый живот, и я словно слышу голос: «нет,… хватит…». Словно забыв, с кем имеешь дело, ты перехватываешь моё запястье, но я лишь переплетаю свои липкие пальцы с твоими, кажется тебе это неприятно, но ты умело скрываешь это. Твоё хрупкое, изящное тело, всё ещё сохранившее какое-то непреодолимое влекущее детское очарование… ты восхитителен,… ты знаешь это? Конечно, знаешь,… на моих губах появляется некое подобие улыбки. Когда я в первый раз позвал тебя, ты уже явно не был девственником… развратный мальчишка. Слегка нахмурившись, я холодно произношу: «повернись, мне надоело созерцать твой затылок». Ты послушно поворачиваешься, но один лишь взгляд в твоё отстранённое лицо раздражает ещё больше. Ты безукоризненно рефлексируешь. Заниматься сексом с тобой одно удовольствие. Казалось бы, придраться просто не к чему, но в тоже время ты, словно находишься где-то далеко не здесь. Это раздражает. Ты никогда не кричишь, ты вообще не издаёшь ни звука, что бы я с тобой не делал. Лишь изредка приоткрываются в беззвучном крике твои нежные губы. Лишь изредка сжимают простыни до боли в побелевших костяшках твои точёные хрупкие пальчики. Лишь изредка выгибается дугой твоё дрожащее тело, словно ты хочешь вырваться из моих объятий. Но ты не уходишь. Ты подчиняешься моей силе, как послушная кукла. Кажется, что ты считаешь это одной из своих обязанностей, которую надо выполнять так же безупречно, как и всё остальные… ты слишком,… хм,… слишком правильный, да, это именно то слово, правильный. Всегда было любопытно, что ты делаешь после, о чём думаешь, когда часами просиживаешь в душе, словно желая отмыться от чужих прикосновений, думаешь, я не знаю этого? Мягко поглаживаю тебя по щеке, твоё лицо,… словно мраморная маска статуи какого-нибудь бога… безупречное… холодное. И всё же мне нравиться так играть с тобой, словно надеясь однажды разбить эту стену отчуждения, как, уж не знаю каким образом, сделал это твой уродливый, синекожий напарник…, услышать твой страстный голос хриплым стоном произносящий моё имя…. Ммм,…а вот интересно, его ты тоже считаешь обязанностью? Я с вполне искренним любопытством вглядываюсь в твои глаза, но вижу лишь своё отражение, впрочем, как и всегда. Обязанность как-то уживаться, пусть даже и отдавая своё тело,… что держит тебя в нашей организации? Сила? Власть? Безнаказанность? Свобода?... «Иди. У тебя завтра трудный день». Я отпускаю тебя, с удовольствием наблюдая, как ты, нарочито изящным движением выскальзываешь из постели, чуть быстрее, чем следовало бы, пожалуй, кто-нибудь другой не заметил бы этого. Неужели, тебе так противна наша близость? Подхватив с пола халат, ты натягиваешь его на плечи, неторопливо завязываешь пояс, и слегка склонив голову, решительно шагаешь к двери.
- Итачи.
- Да?
Он останавливается и смотрит на меня через плечо, иногда, кажется, что он смеётся надо мной, словно не я, а он, этот гордый тринадцатилетний мальчишка хозяин ситуации.
- Ничего, можешь идти.
- Хай, до свидания Лидер-сама.
Он исчезает за дверью, оставляя меня размышлять, в правду ли он улыбнулся или это была лишь причудливая игра теней на его безупречно-отстранённом лице.
Ребёнок, который отнимает чужую жизнь без сожаления, злобы или зависти… одним взглядом.

Я знаю, что после миссии ты снова окажешься тут, что бы убивать меня своим безразличием.

Учиха Итачи…



Конец.

Продолжения не предусмотрено. (@/~\@)

0

8

Название: «Игрушка»
Автор: Nakago_in_Kuto в соавторстве с Сасори_данна
Бета: Ворд & Мозг.
Фэндом: Naruto
Жанр: яой
Рейтинг: NC-21
Пейринг: Оrochimaru/Itachi  при участии Sasori
Предупреждения: педофилия, зоофилия не? (@/~\@)
Дискламер: это гнусный плагиат
Статус: законченно
Саммари: сказ о том, как манекен может получить удовольствие, а так же об использовании тентак… ой я хотел сказать языка Орочимару по прямому назначению и прочих радостях…*(^/~\^)*

Итачи спал, и ему снился сон, такой странный, будто бы его тело само встало и опустило повязку с перечёркнутой эмблемой листа ему на глаза, несколько секунд потребовалось юному гению клана Учиха что бы осознать, что это не сон вовсе...
"Что такое...  такое чувство будто всё тело обмотано липкой паутиной... не шевельнутся..."
- В чём дело? - холодно осведомился юноша.
- Ни в чем. Просто мне нужно от тебя кое-что... – чужой голос звучит чуть приглушенно.
- Сасори-сан? - "Конечно... что же ещё..." Итачи глубоко вздохнул, выдохнул и поинтересовался: - Что именно?
- Узнаешь, когда придет время. - В голосе кукловода слышалось так не свойственное ему веселье. - А пока, пойдем со мной. Он потянул за нити, призывая мальчика последовать за собой.
Покорно, словно кукла Учиха последовал за ним, он и не думал сопротивляться. "А всё-таки, что ему от меня нужно..." ставшие как будто чужими ноги уверенно шагали по коридору в полной темноте.
Шли они довольно долго, но Итачи мог заметить, что они спускаются в низ.
- Не волнуйся, нам не далеко.
- Я не волнуюсь. - холодно отозвался юноша, хотя его лицо и не дрогнуло, но всё же это было ложью, его разум терзали сомнения... зачем Сасори поступать с ним таким образом, зачем... почему... для чего...
Вниз... одна ступенька, другая...
Вскоре они спустились в подвал. Потянуло холодным воздухом, но Сасори это ничуть не волновало. Он толкнул тяжелую дверь. - Проходи.
"Подвал..." Итачи невольно поёжился, он прекрасно знал кто живёт в этом подвале...
- Надеюсь, Итачи, ты не боишься? Проходи же, нас уже заждались... - Кукловод чуть подтолкнул его вперед.
Ноги послушно перешагнули порог. "Не боюсь..."  Учиха презрительно скривил губы."С чего бы это мне бояться... заждались значит..."
- В чём дело? - снова спросил он.
- Потерпи еще немного... Всему свое время.. - Кажется Сасори нравилось держать Итачи в неведении. - Орочимару! - громко позвал он.
Учиха слегка нахмурился, но под повязкой это было не видно.
- Вот теперь, когда все действующие лица на месте, пришло время объяснить вам, для чего я собрал вас здесь. Хотя.. Может кто-нибудь хочет высказать свои предположения?
На лице Итачи чётко проступило выражение "не знаю и знать не хочу, я пошел от сюда" но нити чакры держали крепко, "какое противное липкое чувство...»
- Что ж... Я подскажу вам... Поскольку я лишен собственного тела, мне не доступны плотские радости. Но мне доставляет эстетическое удовольствие наблюдать, как этим занимаются другие... - Он улыбнулся. - Я считаю это искусством...
- При чём здесь я? - сквозь зубы прошипел Итачи, отчаянно напрягая мышцы в попытках освободиться.
-  Сасори... - Орочимару приблизился к мальчику, по его лицу блуждала ехидная полуулыбка.  - Может ты объяснишь, с чего это твой выбор пал на нас?
- А ты предпочел бы быть с Кисаме? Или что бы я свел его с Лидер-сама? Я конечно все понимаю, но не думаю, что Кисаме доставил бы мне эстетическое наслаждение...
Итачи вспыхнул при упоминании напарника. "Да что он... что... что за идиотское искусство!"

- Ну же, Орочимару, подойди к нему. А то вы оба стоите как не родные. - В голосе послышалось нетерпение.
Орочимару шагнул к Итачи. Он подошел настолько близко, что тот почувствовал его дыхание на своем лице. Пальцы змеиного саннина зарылись в черные шелковистые волосы Учихи, дыхание обожгло губы.
- Ну же... - Голос Сасори был полон нетерпения. - Начинай уже, чего ты медлишь?
- Что.. что ты делаешь?... - почти шепотом произнёс Итачи холодея.
- Тише Итачи, не бойся, я не сделаю тебе ничего плохого... – неестественно холодный и скользкий  язык скользнул по его губам.
Парень вздрогнул и крепко сжал губы. "Чёрт!" Он хотел отвернуться, но не вышло.
- Ну же, Итачи, не стой как столб, ведь ты же будешь хорошим мальчиком... - Кукловод слегка пошевелил пальцами, подтягивая нити.
Его руки сами собой обвили шею Орочимару, "ксо!!!" всё его существо взвыло от отвращения и несправедливости происходящего, "да что же это... так паниковать ещё рано... может я ещё смогу договориться..."
- Сасори-сан. Прекратите это. - Его голос прозвучал спокойно и отстранённо в подвальной тишине...
лишним чужим звуком.
- Прекратить? С чего бы это? Мне вполне нравится происходящее, хотя оно бы нравилось мне еще больше, если бы вы ОБА проявляли больше активности.
Орочимару начал медленно раздевать Учиху.
Гадкие холодные пальцы... холодный подвал, повязка на глазах... не возможность отстраниться, избавиться от всего этого...
- Это унизительно... - ледяным тоном произнёс мальчик, - и совершенно мне не интересно.
- Даааа? Тогда почему, когда с Кисаме, ты ведешь себя по другому? - Следя, как одежда постепенно соскальзывает на пол, освобождая стройное бледное тело Сасори ухмыльнулся.
Как Итачи не старался сдержаться, но покраснели даже уши.
- Это не ваше дело!  - немного резковато отозвался он, подвальный холод невольно заставил его поёжиться.
- Дааа? А мне кажется, что мое... Ты ведь не хочешь, что бы Кисаме узнал о твоем ночном приключении?
- Нет... - одними губами произнёс юный гений, очень ярко представив что произойдёт в организации Акацки, если Кисаме узнает что...
- Тогда просто расслабься и получай удовольствие... И позволь получить его другим. И если ты будешь послушным, я тебе обещаю, что Кисаме ничего не узнает...
- Нет! - Итачи сделал очередную попытку освободиться, - я не стану вашей игрушкой!
- Ты ей уже стал... – самодовольно произнёс Сасори, подтягивая его  за нити поближе к Орочимару.
Змеиный саннин же между тем времени зря не терял и к этому моменту Итачи остался посреди подвала совсем обнаженным, если не считать повязку на глазах.
Он стоял голый посреди подвала, кожей чувствуя обжигающие похотливые взгляды... ещё один шаг... Итачи почувствовал, как его собственное тёплое нагое тело прижимается к чужой холодной коже... прикусив дрожащую губу он сделал попытку отрешиться от происходящего.
Орочимару прижался губами к его губам, сильным языком осторожно раздвигая плотно сжатые губы Учихи.
- Ммм! - тот изо всех сил сжал зубы. Всё его тело было напряжено как струна.
Но тот слегка прикусил нижнюю губу, заставляя разжать зубы.
- Отпусти меня старый извращенец! - неожиданно взвыл мальчик снова заливаясь краской.
- Ты кажется забыл наш уговор, Итачи? Или мне позвать сюда Кисаме? – Сасори вновь потянул за нити.
- Нет! Не надо... отпустите... - Руки, ставшие чужими сами погладили холодные плечи Орочимару, прошлись по груди, животу, Итачи захотелось завыть, но это было бы полным позором.
Длинный язык коснулся его соска, сначала осторожно, а потом просто начал вылизывать его. Повинуясь паутине чакры, Итачи выгнулся, кровоточила прокушенная губа. "Нет... нет.... это происходит не со мной... не со мной... меня здесь вообще нет..."
Орочимару довольно ухмыльнулся его язык щекоча спустился к животу, не на долго задержался у пупка и спустился ниже, коснувшись полувозбужденного члена мальчика.
- Не смей…– тихо зашипел тот, не в силах даже шевельнуться, он словно воочию видел, как гадкий длинный фиолетовый язык оборачивается вокруг него, пачкает своей мерзкой слюной...
- Ну же.. Итачи, тебе ведь нравится это? - Голос кукловода стал прерывистым.
- Нет! Не нравиться! Это отвратительно...
Руки Орочимару сжали его ягодицы и постепенно начали приближаться к анусу.
Почувствовав эти грязные, холодные, костлявые пальцы на  своей заднице Итачи чуть не завыл от отвращения, сдерживаясь из последних сил он сжал зубы и крепко зажмурился, хотя смысла в этом не было никакого, его глаза и так  были закрыты собственной банданой..
«Нет, нет, нет, нет…» как заведенный повторял он про себя.
Но внезапное осознание того, что как бы он не сопротивлялся, как бы не отворачивался, как бы противно ему не было, его всё равно отымеют, заставило его вздрогнуть. Яркие картины из воспоминаний поплыли у него перед глазами: Кисаме и его девочки… ни одна не ушла живой, и всем не хотелось, всем было больно и противно. Глядя на них, он всегда спрашивал себя: зачем они сопротивляются? Сами себе причиняют такие страдания, но сейчас, он вполне понимал их.
«Вдох-выдох, вдох-выдох. Я не хочу так. Но у меня нет выбора. Чем больше сопротивляешься тем больнее…» усилием воли мальчик расслабился, влажный фиолетовый язык обвивавший его тело подобно змее, скользнул дальше, проталкиваясь ему между ног. Итачи часто задышал и дернулся в его руках. Пальцы Орочимару раздвинули его ягодицы, позволяя языку беспрепятственно продвигаться вперёд, буквально ввинчиваясь в его внутренности.
«Ааа!…» Учиха сжался, а его тело само выгнулось в пояснице, «Нет!» он до крови прикусил губу, «только не кричать, не перед ними, не перед кем либо ещё…» показать подобную слабость казалось ему ещё более позорным, чем то что сейчас происходило. Во что бы то ни стало, он должен был сохранить лицо. «Больно…, больно…, больно… стоп. Я должен остановиться…» мальчик ещё сильнее сжал зубы, не обращая внимания на кровь, струящуюся по подбородку, «расслабиться… я должен. Я ведь не хочу, что бы меня изувечили…» язык толкнулся ещё глубже, щекоча его изнутри. «Я…» Итачи задохнулся от нахлынувших ощущений, «пусть…, пусть делают что хотят, это всего лишь тело…»
"Ну почему Итачи не может быть посговорчивее? Если бы он не отказал Орочимару, мне бы не пришлось использовать чакру для подобных целей. Хотя должен согласиться, зрелище очень даже... завораживающее... Если бы еще кое-кто вел себя поестественнее, а не стоял тут зажавшись как красна девица. Буд-то не слышно, чем они по ночам с Кисаме занимаются..."
- Итачи, что-то я не вижу удовольствия на твоем лице. - Голос кукловода звучал чуть насмешливо.
Выступивший на бледных щеках лёгкий румянец был ему хорошим ответом,  в это время язык задел особо чувствительную точку и Итачи как-то придушенно всхлипнул, невозможность двигаться сковывала его... а так хотелось, если не убежать, что оказалось совершенно невозможным , то хотя бы  прогнуться всем телом.
Орочимару прижал его к себе, теперь его длинный язык, скользя по телу,  ласкал грудь юноши. - Ну же, милый.. - произнес он хрипло - Расслабься, тебе понравится. Я обещаю, что буду нежным.
"Я в обьятиях этой грязной старой змеи... нет! Не думай... Итачи не думай об этом... так будет только хуже..." Учиха очередным титаническим усилием подавил панику и постарался расслабить словно судорогой сведённые мышцы.
Внезапно Орочимару отстранился от него, пристально разглядывая юношу.
- Знаешь, друг мой, - Хрипло произнес Сасори. - Мне кажется, что на столе вам обоим будет гораздо удобнее...
С отвратительным чмокающим звуком язык змеиного санина покинул тело Итачи и,  оставляя после себя мокрый след, втянулся обратно ему в рот. Орочимару подхватил мальчика на руки и понес к столу, быстрым взглядом оценив завалы, он одним движением смел с него все на пол и посадил Учиху на гладкую поверхность.
- А теперь пристегни его, для надежности. - посоветовал кукловод.
Когда Орочимару отстранился Итачи почувствовал слабую надежду, которая мгновенно разлетелась в прах с последующей фразой Сасори. Оставлять его в покое явно никто не собирался... холодные руки подхватили его, раздался шорох и звон разбившегося стекла, его опустили на просто ледяную, как ему показалось, металлическую поверхность стола. По коже немедленно побежали мурашки, "пристегнуть... им что мало того, что я вообще не могу двигаться?..."
Орочимару на секунду задумался, после чего уверенным движением придвинул Итачи ближе к краю стола. Щелкнули застежки фиксаторов и Учиха оказался привязанным к столу. Руки его были зафиксированы по бокам от головы. Ноги остались не связанными, но Орочимару крепко удерживал его за щиколотки.
Итачи напрягся, железный стол обжигающе холодил спину, было неприятно, неудобно и... страшно... по сравнению с этим, руки Орочимару казались тёплыми и мягкими "ксо... ведь на этом столе он проводит все свои опыты…" неприятная мысль заставила его поёжиться.
- Ну же... Орочимару... Что ты медлишь... Кажется, наш дорогой гость уже заждался... - Кукловод усмехнулся.
- Нет... - В голосе змеиного саннина слышалось шипение - Я хочу подготовить его... пусть ему будет приятно…
"Они обсуждают меня как вещь..." губы Итачи невольно искривились, но мальчик довольно быстро взял себя в руки.
Орочимару склонился над ним, потом подобрал с пола чудом уцелевшую склянку с какой-то густой, маслянистой массой, весьма не аппетитной на вид, смазав ей пальцы, склонился над Итачи, язык снова начал вылизывать его грудь и живот, в то время как один палец проник  между ягодицами парня.
Мышцы рефлекторно сжались, Учиха невольно дернулся назад, но нити чакры держали всё так же крепко... "Ксо..." Язык скользил по его груди, оставляя мокрый след, от которого становилось ещё холоднее... липкий палец в заднице добавлял ещё целую массу ощущений.
К первому пальцу прибавился второй. Орочимару начал двигать ими внутри, растягивая тугие мышцы, входя с каждым разом как можно глубже, пытаясь нащупать простату.
- Ннет...  - Итачи заёрзал на столе пытаясь избавиться от этого, точнее попытался, достигшие цели шаловливые пальчики, заставили его буквально подавиться этим словом. Итачи изо всех сил боролся со своим телом...
- Тебе же нравится... Я же вижу, как ты возбужден... - Послышался хриплый голос Орочимару. -  Кажется, ты уже вполне готов...
Итачи прикусил губу, "Ксо..." тело перестало его слушаться, отвращение сменилось извращенным удовольствием и он непроизвольно двинул бёдрами навстречу его руке.
Орочимару медленно вытащил из него пальцы, быстрым движением расстегнул штаны и смазал свой член содержимым той же склянки. Вплотную приблизившись к Итачи он нагнулся к мальчику вглядываясь в его лицо, его язык плотоядно облизнул узкие губы.
Подросток сбивчиво дышал, звук шуршания ткани не оставлял никаких сомнений в продолжении. "Ну и пусть..." как-то отстранённо подумал он. "Только я им этого не забуду..." он едва заметно усмехнулся.
Быстрым, но в тоже время осторожным движением  Орочимару вошел в него почти полностью и замер, позволяя юноше привыкнуть к новым ощущениям.
Как-то жалобно, тоненько всхлипнув Учиха тут же закусил многострадальную губу, было больно, больно противно и холодно, "расслабиться...я должен..." но его тело было напряжено до боли в мышцах.
Орочимару начал медленно двигаться в нем, постепенно увеличивая темп, с каждым толчком задевая простату.
Странный, но всё же достаточно привычный резкий коктейль боли и удовольствия смёл все ненужные мысли, Учиха дёрнул руками, но они были надёжно пристёгнуты к столу, и застонал, неожиданно откровенно и пошло... его красивые губы презрительно изогнулись.
- Давай жестче... или ты на это не способен? - на одном дыхании прошипел он.
- О.. Я только ждал, когда ты попросишь...  – Ухмыльнувшись, змеиный Санин начал резко входить в него, жестко и уверенно, он наклонился, сомкнув зубы на тонкой шее.
- Не оставляй на мне следов... - прохрипел Итачи, недовольно дёрнув руками, было больно, так больно что казалось просто невозможный, сумасшедшее острое удовольствие, только собственное напряженное тело, никак не желающее расслабляться слегка злило его.
- Не бойся... их не будет... Я не оставлю следов на столь прекрасном теле… – тот обвил пальцами возбужденный член парня, начал ласкать его. При этом продолжая двигаться внутри него.
- О да, Орочимару... - голос Сасори был до неузнаваемости хриплым - Мне нравится, как он стонет...
- Хотите послушать мои стоны... Сасори-сан...  - Итачи немного расслабился и довольно быстро поймав нужный темп принялся двигаться в едином ритме с Орочимару, жестко и быстро, - вы себя представляете?... а!...  - он невольно вскрикнул, так как в этот момент Орочимару как-то особенно болезненно вонзился в его тело.
- Нет, почему же… Я выше всех этих плотских утех... Но мне нравится наблюдать за другими.. Вот, например за тобой...
- Неет... -  очередной жесткий толчок прервал его фразу, мальчик дёрнулся и сбивчиво продолжил,  - вы не выше... вы просто не можете...  - Итачи буквально задыхался от боли и удовольствия, ему казалось, что ещё немного и он больше не сможет рассуждать здраво.
- Не могу…. Ты прав, но зато я могу заставить тебя переспать со всеми сразу... – Ухмыльнулся Сасори, глядя как Орочимару, быстро  и жестко двигается в нем.
- Вы сможете… лишь смотреть... - Итачи обвил своими изящными ногами таллию Орочимару, ещё сильнее прижимая его к себе, боль здорово притупляла чувство вины, она стирала все сомнения и тот его замкнутый мирок... за это Итачи и любил её, потому что она не давала ему думать. - Даа... ещё... просто смотреть...
- Мне достаточно этого... – Произнёс Сасори, не сводя с них глаз.
Между тем Орочимару продолжал ласкать языком стройное тело мальчика, чувствуя, как сжимаются мышцы ануса вокруг его члена. - Ты такой сладкий, мой маленький...
- Я знаю... - Итачи нагло ухмылялся, пока следующий толчок не стёр ухмылку, превратив её в гримасу боли, - Ещё... ещё сильнее... - хрипло прошептал он, каким-то сумасшедшим тоном.
Орочимару провел пальцем по головке его члена, вызвав волну дрожи. Он почти до конца вышел из Итачи, но через мгновение снова врезался в его тело сразу на всю длину.
Мальчик буквально захлебнулся собственным криком, судорожно дёрнулись в стороны худые детские коленки, выгнулась спина, так сильно, насколько только могли позволить привязанные руки, ещё пара грубых, резких движений Орочимару и он кончил себе на живот. Усталость и опустошение разом навалились на него ... а ещё реальность,… реальность происходящего просто оглушала, так сильно, что ему безумно захотелось закричать. Еще несколько движений и Орочимару тихо зашипев от удовольствия кончил в тело мальчика. Но тому это было уже было не важно, привычно подавив всплеск  эмоций он старательно сосредоточился на боли внизу живота, не давая лишним мыслям терзать свой разум. "Больно... больно... больно..." как заведённый повторял он про себя.
Орочимару медленно вышел из его тела и отошел от стола.
- Ты был великолепен, мой мальчик...
Сасори усмехнулся.
- Вы оба были великолепны... Но уже поздно... И нам надо вернуть Итачи в его комнату...
Почувствовав освобождение, Итачи едва слышно всхлипнул и как-то по детски сжался, между ягодиц немедленно образовалось неприятное липкое пятно, но это было не самым худшим в этой ситуации... хуже всего были взгляды, он просто кожей ощущал как на него смотрят. Как на использованную куклу.
- Ты можешь идти Орочимару... Я сам провожу его...
Орочимару ухмыльнулся и, слегка поклонившись, заметил:
- С тобой приятно иметь дело напарник, - он еще постоял несколько секунд, разглядывая обнаженного, распростертого на столе юношу, словно пытаясь запечатлеть в памяти это прекрасное зрелище, после чего, накинув халат, змеиный саннин исчез из комнаты.
Подойдя, Сасори, отстегнул фиксаторы на запястьях мальчика и помог ему подняться, накинув на его плечи плащ.
- А теперь тебе пора к себе.
- Не утруждайте себя Сасори-сан. – Итачи решительно отстранил мёртвые кукольные руки и опустил босые ноги на пол, он уже не чувствовал подвального холода, словно его тело остыло на столько, что уже не способно было ощущать. Так могло бы показаться, если бы не боль. Резкая боль внизу живота, словно выворачивающая внутренности. Пальцы мальчика сорвали с головы бандану и резко вцепились в край стола, некоторое время он просто молча сидел, глядя в одну точку.
Сасори приобнял юношу за плечо.
- А может мне тоже попробовать с тобой... Ведь для этих целей очень хорошо может подойти и одна интересная часть моего тела... - Кукловод усмехнулся. - Ты такой красивый когда стонешь... Интересно, смог бы ты быть таким и для меня...
Лицо Итачи словно окаменело.
- Оставьте меня в покое. - холодно произнёс он стряхнув его руку. Учиха  гордо выпрямившись, направился к выходу из подвала, на пороге он остановился и, не оборачиваясь, добавил: - вам больше не удастся так подловить меня Сасори-сан.
- Ты думаешь, для меня это так сложно, Итачи? Тогда ты ошибаешься... Это не стоит мне никаких усилий... Ты можешь оказаться под моим контролем в любой момент...- Сасори улыбнулся в след уходящему мальчику. - Так что будь очень осторожен...
- Буду, не сомневайтесь. - Итачи чуть усмехнулся и вышел из комнаты.

Итачи... Милый маленький мальчик... Ты кажешься таким беззащитным, что просто нельзя не воспользоваться ситуацией, что бы не поиграть с тобой...

***

- Кисаме.
- Что Итачи-сан?
- Я буду жить в твоей комнате.
- Э… хорошо.

Конец.

Продолжения не предусмотрено. (@/~\@)

0

9

Название: «Финал»
Автор: Nakago_in_Kuto
Бета: Ворд & Мозг.
Фэндом: Naruto
Жанр: Ангст
Рейтинг: NC 21
Пейринг: Kisame/Itachi
Предупреждения: кровь и смерть(@/~\@)
Дискламер: это гнусный плагиат
Статус: закончено
Саммари: от сломанного оружия следует избавиться, а приказы Лидера не обсуждаются. Мысли Кисаме на эту тему, после выполнения задания.

Кровь… кровь... она повсюду… на стенах, на полу, на развороченной кровати… на чешуйчатом лезвии Самехады…
Она чувствуется даже если закрыть глаза.
Её запах…
Её вкус…
Незабываемо…
Даже если захотеть всей душой …
Не забыть…
Только не после этого…
Хосикаге задумчиво посмотрел на свои руки, которые всего минуту назад терзали это покорное хрупкое тело. Резали кунаем тонкую белую кожу,… переведя взгляд на постель, Кисаме только криво усмехнулся.
«Приказы Лидера не обсуждаются,… но… я сделал все, что бы запомнить. Запомнить тебя навсегда и никогда не забывать. Я убивал тебя по-особенному,… как никого другого…» он протянул руку, нежно прикасаясь к ещё тёплой бледной щеке, пальцы оставляли за собой кровавые следы, но это ни мало не смущало Кисаме.
«Всё это было только для тебя,… вся моя жестокость,… вся моя любовь,… только для тебя одного… кто сказал, что ты бесполезен?! Прекрасный Лунный бог… только лицо твоё осталось неприкосновенным,… если не считать синяков на подбородке,… если не считать их…» Кисаме прикрыл его ладонью, так что бы не видеть ненавистных «пальчиков» запятнавших нежное личико.
«Так гораздо лучше,… ты был так прекрасен,… твой голос,… твой крик,… словно сладкая музыка для моих ушей… ты ведь всё понимал,… ты знал, что тебя ждёт,… и я знал,… мы оба знали…». Склонившись, Хосикаге нежно коснулся уголка замерших губ в едва ощутимом поцелуе. Улыбнулся и, скользнув ладонью по груди, погрузил грубые синие пальцы в рану, нащупывая всё ещё тихо бьющееся сердце. Рефлекторно дёрнулось тонкое изувеченное тело, задрожали пушистые ресницы, для чего-то закрывающие такие пустые… такие нелепо незрячие глаза. «Странно… я всегда думал, что сердце твоё тверже камня и холоднее льда,… а оно такое мягкое… такое горячее… живое…» Осторожно вытащив руку с зажатым в ней дрожащим окровавленным комочком, мечник  деревни Тумана с каким-то детским удивлением, принялся разглядывать его, забыв обо всём на свете. «Так странно… но…» пальцы резко сжались, и свежая кровь брызнула ему в лицо, тело на кровати дёрнулось в последний раз и замерло. «Кем я был для тебя…, просто напарником… или чем-то большим… боюсь я так этого и не узнаю…»
Хосикаге отстранился и вытер слегка дрожащие руки о полу изорванного плаща с облаками цвета крови. «Но я знаю одно…, ты был для меня всем…, ты один принимал меня таким, какой я есть…, что я теперь буду делать без тебя…?» Кисаме слегка улыбнулся и покачал головой:
«Вспоминать.
Я буду вспоминать тебя таким…
с горячим нежным сердцем.
Вспоминать, 
пока не смогу встретить тебя снова.
Ты ведь подождёшь меня?
Правда?...»
Привычным движением закинув Самехаду на плечо, Кисаме не оборачиваясь вышел из комнаты.
«Не бойся… я скоро.
Итачи-сан…»

Конец.

Продолжения не предусмотрено. (@/~\@)

0

10

Название: «Сделка» (вольное продолжение фика «Совершеннолетие»)
Автор: Nakago_in_Kuto
Бета: Ворд & Мозг.
Фэндом: Naruto
Жанр: яой
Рейтинг: NC 21
Пейринг: Kisame/Itachi
Предупреждения: зоофилия не? (@/~\@)
Дискламер: это гнусный плагиат
Статус: закончено (Хотя есть крамольная мысль на счёт серийности [Убей её собаку!])
Саммари: У Итачи неотвратимо портится зрение и когда это уже невозможно становится скрывать, начинается ЭТО. Хм… бредни,  в меру трагизма, мозгоиметельства и мыла (о, ужас!), а так же сам яой как он есть.
От автора: Доа… Я дописал его!


«Это был просто очередной день.
С того момента, как мы с Кисаме «отпраздновали» мой злосчастный день рождения, мы оба делали вид, будто между нами ничего не было,… так было проще для нас обоих, Кисаме по-прежнему развлекался со своими девками, а я… а что я? Мне нет до этого никакого дела,… к тому же,… было ещё кое-что, что отвлекало меня от мыслей об этом…»

Это были последние события и странный сон, посетивший Итачи этой ночью.

***

Вот он идёт по двору своего дома в клане Учиха, у ворот стоит какой-то  человек.
- Итачи! – Увидев его он, оборачиваясь, улыбается.
«Шисуи….»
Он поднимает руку, приветствуя друга, но он уже всё решил,… цена, цена силы… какова она…
Путешествие в прошлое неумолимо затягивает его, словно он попал под действие своей же собственной техники….
Падает сраженный Шисуи, окровавленными губами произнося его имя…
«Вот оно…» приобретённая сила изменяет его глаза, но что-то глубоко внутри сомневается в содеянном…
Пришедшие соклановцы обвиняют его в его смерти…
Драка.
Осуждение отца.
- Нии-сан! – Маленький Сазке бежит к брату.
- Извини Сазке, не сегодня…
И снова кровь.. люди, с которыми он жил в мире пытаются остановить его, но они слабы… падают, умирают… но таков удел слабых… разве нет?
- Нии-сан! – Снова Сазке, в глазах ужас и слёзы… - зачем ты это сделал?!
- Что бы проверить, на что я способен…
- Только для этого?!
Калейдоскоп кружится,… вертится… показывая другим их страхи…
Стена чёрного пламени сметает преграды….
Такая сила… это то чего я так жаждал….
Но….
Усталость….
Осознание приходит внезапно… реальность неумолимо замутняется….
И вот он уже блуждает в неясном тумане …
Незнакомый город…
Улицы…
«Это рынок?»…
Неясные образы окружают его, голоса, голоса…
Он один…
«Где я...»
- Ты что слепой! – чей-то возмущённый голос, кто-то толкает его в плечо…
Выхватив меч, он взмахивает им наугад.
«Кисаме… где он….?»
Вокруг слышится смех.
- Кисаме!
Высокая тень надвигается на него, и он с трудом узнаёт напарника.
- Кисаме.…
Но звучит его голос:
- Ты совсем ослеп Итачи-сан. Теперь Ты бесполезен и больше не можешь быть моим напарником. – Он отворачивается и уходит, исчезая в сгустившейся тьме.
- Нет,… нет… подожди! Кисаме! КИСАМЕ!!!!

***

- Хм, Итачи! – Дейдара жизнерадостно помахал рукой перед лицом Учихи.
- Что? – тряхнув головой, тот оторвался от мыслей о странном сне и вопросительно посмотрел на довольного подрывника.
- Ну,… хм…  - тот внимательно заглянул в его лицо, - что-то ты совсем не здесь хм!
- Это не так.
- Ага, хм…  пойдём, съедим чего-нибудь… и выпьем! Да! – Дейдара буквально волоком потащил Итачи в ближайшую забегаловку.
«Выпьем…» Учиха застонал про себя.
- Надеюсь, с этим у тебя нет никаких проблем?  - спросил тот между делом, сверкая улыбкой во все 32 зуба.
- Нет…
Спустя некоторое время, Итачи окончательно потерял ощущение реальности.
Дейдара говорил без умолку,  пил как лошадь и ел в три горла… не особо обращая внимания на то, слушает его собеседник или нет, и только когда Итачи с громким стуком уронил голову на стол, он осёкся на полуслове и удивлённо уставился на Учиху.
- Эй! Ты что, уже спёкся хм?  - разочарованно протянул он и потряс того за плечо.
Итачи только вяло отмахнулся от него.
- Нет, так не пойдёт хм… - с трудом заставив того встать, неунывающий Дейдара повёл Итачи «домой», в номер, который занимали Учиха и Кисаме.
Был уже очень поздний вечер, луна была уже довольно высоко, и заливала полутёмную улицу своим мертвенным сиянием.
- Слушай Итачи… - Дейдара стал неожиданно серьёзным, - что там у вас с Кисаме происходит?
Итачи только пару раз моргнул и удивлённо покосился на подрывника.
- Ничего…
- Ничего хм…? Только ты ходишь как в воду опущенный! Хм. – Тот даже кивнул для пущей убедительности, а потом спросил громким «таинственным» шепотом: - вы уже сделали это? Хм…
- Ччто это?... – Итачи упорно делал вид, что не понимает, что имел ввиду Дейдара и не желал отвечать на вопросы.
-  А! Хм…– тот погрозил ему пальцем и хитро ухмыльнулся, - вряд ли! У него такой вид, что просто брр… как ты с ним вообще… хм…  вам посылка!!! – Дейдара загрохотал в дверь номера кулаком.
Итачи хотел, было возразить, но тут до него дошло, что они уже пришли. «Ксо…» мысли в голове невольно завертелись вокруг напарника, «я снова пьян,… а… Кисаме …» на щеках Учихи невольно проступил румянец, при одном воспоминании о той ночи.
Отметив про себя его покрасневшие щёчки, Дейдара заорал уже во всю глотку:
- Кисаме! Хм, открывай! Или я твоего напарника тут под дверью брошу! Да!!!
За дверью раздались шаги, и полуголый Кисаме приоткрыл дверь, было видно, что он был довольно-таки занят.
- У моего напарника есть ключ! – недовольно произнёс он.
- Я забыл… - пробормотал Учиха, его ноги стали буквально ватными, «очередная девка,…почему ты расстроился Итачи?...»
Дейдара с интересом переводил взгляд с одного на другого.
- Принимай посылку! – он толкнул Итачи к напарнику и тот, не устояв на ногах, налетел на него.
Уши Учихи мгновенно вспыхнули.
«Ага,…хм,… а вот это уже интереснее,…хм…» подумал любитель птичек, но Кисаме, попрощавшись, закрыл перед ним дверь.

- Итачи-сан? – Кисаме по-прежнему придерживал его за плечи, - в чём дело?

«Заботливый как обычно… но…»
- Ни в чём… - пробормотал Итачи, внезапно он почувствовал резкий приступ тошноты, резко побледнев, он добавил: - я пойду… в ванную…

«Все было как обычно, только… в свободное время, Итачи уходил чуть раньше,… приходил чуть позже,… не то что бы это меня беспокоило, но всё-таки…» Кисаме проводил глазами удалившегося Итачи, попутно отметив, каким «добрым» взглядом наградил девушку его напарник.
Всё было вроде как всегда, но… случай с прошлой миссии никак не шел у него из головы… Итачи промахнулся. Уже одно это заставляло Кисаме насторожиться. Раньше уже бывали неточности, но он как-то не обращал на это внимания, списывая мелкие ошибки на усталость Итачи, тот и впрямь довольно плохо выглядел в последнее время, но это уже не в какие ворота не лезло… на все вопросы, Учиха отмалчивался или отделывался чем-то невнятным.
Из ванной послышался шум воды.
Кисаме с задумчивым видом сел на край кровати и стал дожидаться напарника.

Немного отдышавшись, Итачи решил искупаться, сидя в медленно набирающейся холодной ванной, он старался ни о чём не думать, но в голову упорно лезла мысль о неотвратимо надвигающейся судьбе, он искренне старался отвлечься, но сегодняшний вопрос Дейдары… тяжело вздохнув, он закрыл лицо руками.
Вода поднималась слишком медленно…
«Что будет со мной… что…» невольно вспомнился удивлённо-внимательный взгляд Кисаме, его вопросы… «я… я ведь, не видел этого… я уже так сильно… что он скажет? Что он будет делать,… что будут делать остальные Акацки,… что будет со мной?...» Учиха тихо застонал, сжав зубы.

Спустя некоторое время в дверь настойчиво постучали.
- Итачи-сан!   - голос Кисаме был полон вполне искреннего беспокойства, - ты в порядке?
Тот слегка вздрогнул и убрал ладони от лица.
- Да… - его голос был едва слышен, то ли от переживаний за свою дальнейшую судьбу, то ли от того, что ледяная вода уже добралась ему до груди…
Кисаме немного постоял у входа, а затем решительно распахнул дверь.
Бледный как смерть Итачи, сидящий в ледяной воде, не подействовал на него успокаивающе.
- Итачи-сан… - произнёс он с укоризной и, вытащив напарника из воды, укутал в большое махровое полотенце, тот безвольной куклой повис у него на руках, - ну что ты делаешь,… что будет, если ты заболеешь?
- Ничего… - едва шевельнулись посиневшие губы.
- Не говори ерунды. – Кисаме отнёс его в комнату и уложил в кровать, старательно укутав в одеяло.
Итачи молчал, глядя как бы сквозь него.
- Итачи-сан.  – снова заговорил Кисаме, - я хочу поговорить с тобой о недавней миссии…
Тот слегка вздрогнул.
- Да Кисаме…
- Ты должен реже использовать эту свою технику… - неожиданно сказал Хосикаге,  - твоё зрение… завтра утром, мы пойдём к врачу, – не терпящим возражений тоном произнёс он, - спокойной ночи Итачи-сан.
Итачи промолчал, хотя внутри всё оборвалось. «Завтра да?...» он проводил взглядом напарника, забравшегося в свою постель, попутно выкинув оттуда девушку, которая с глухим стуком упала и замерла на полу сжавшись в комочек.
Он даже не пытался заснуть, лёжа в темноте, Учиха таращился в потолок и думал…

Проснулся Итачи от того, что Кисаме осторожно потряс его за плечо.
«Так я всё-таки заснул…» Итачи встретился с ним взглядом и тут же отвёл глаза.»
- Идём. – Многозначительно произнёс его напарник.
«Куда?....» хотел, было, спросить Учиха, но вовремя вспомнил вчерашний разговор, сильно  болела голова, и эта неприятная тяжесть во всём теле,… вздохнув, он с усилием сел на кровати и принялся медленно одеваться в заботливо подсунутую одежду.

Через некоторое время они уже были в кабинете местного медика.
Кисаме настойчиво подтолкнул Учиху внутрь и свирепо зыркнув на врача произнёс:
- Ему надо проверить зрение!
Тот рассыпался в испуганных заверениях, и начал тыкать указкой в лист бумаги на стене.
- Что это? 
Итачи промолчал, опуская взгляд.
- Итачи-сан! – Сердитый голос Кисаме заставил его снова посмотреть на лист.
Нижняя строчка представляла собой сплошную чёрную размытую полосу, впрочем, как и вторая и третья…
- Я не вижу… - тихо сказал он.
- А это?
- И это…
- А это…?
Кисаме молча переводил взгляд с врача на Итачи, тихим, спокойным голосом отвечавшего на вопросы. «Вот чёрт…» в голове Хосикаге подобный расклад совершенно не желал укладываться, «Ксо… Итачи-сан… как же так…»

Они шли молча.
Итачи задумчиво вертел в руках уродливые очки с толстыми стёклами.
«Ни в коем случае не напрягать глаза» это прозвучало для него сродни приговору.
Всё так же в молчании они поднялись в свой номер.
Кисаме откашлялся и, наконец, произнёс:
- Итачи-сан, не используй больше мангекьё…
- Нет.
- Ты же слышал, что сказал врач!
- Нет. – Упрямо повторил Учиха.
- Я пока не скажу ничего Лидеру, но если твоё зрение будет и дальше ухудшаться, ты поставишь меня под удар! – Кисаме раздражало это непонятное упрямство.
Итачи аккуратно положил очки на столик.
- Я не собираюсь отказываться от этой силы… - тихо сказал он, - это всё равно, что признать, то, что вся моя жизнь была ошибкой…
- Итачи-сан… - Кисаме подошел к нему и остановился рядом.
- Что?
- Что ты собираешься теперь делать? Это становиться опасным для нас обоих… тот случай на миссии… это ведь будет учащаться…
- Что ты хочешь?  - Неожиданно прямо спросил Итачи, поднимая на него глаза.
Кисаме резко замолчал, пристально глядя на напарника.
«Ты совсем ослеп Итачи-сан. Теперь Ты бесполезен и больше не можешь быть моим напарником» вспомнившаяся фраза из сна заставила Итачи незаметно сжать кулаки.
- Чего ты хочешь? – снова спросил он.
- Если ты так хочешь оставить всё как есть… - задумчиво протянул Хосикаге, - я готов помогать и направлять тебя… но… - он прямо впился взглядом в лицо напарника.
- Что но?...
- У всего есть своя цена Итачи-сан. – ухмыльнулся Кисаме, - мы можем заключить сделку. Материальные блага меня не интересуют, да и у тебя вряд ли что-нибудь найдётся, что бы предложить мне, так что остаётся только… - тут он сделал паузу, его усмешка стала ещё шире, острые акульи зубы плотоядно посвёркивали.
- Что?... – тихо спросил Учиха, страшная догадка терзала его.
- Твоё тело Итачи-сан. Ты должен отдать мне всего себя.
Глаза Учихи мгновенно покраснели.
- Но ты можешь отказаться… - быстро добавил Кисаме, перестав ухмыляться, он, не отводя взгляда, смотрел в потемневшие алые глаза.
Итачи отвёл взгляд, шаринган исчез, и он, устало вздохнув, сел на кровать. «Остаться полезным,… таким образом,…но это же,… но… это просто тело,… просто тело… » повторяя это про себя, он, медленно, непослушными, словно ватными руками сначала  расстегнул плащ, затем, всё так же молча скинул обувь, аккуратно снял гетры, холодный пол неприятно обжог босые ступни, заставляя его невольно поджать пальцы. Немного помедлив, стянул майку через голову и, бросив её на пол в общую кучу, взялся за брюки.
Кисаме молча наблюдал за его приготовлениями, от Итачи веяло какой-то тоскливой безысходностью, словно его, загнав в угол, заставляли делать то, чего он не хочет.
В общем-то, так и было.
Раздевшись окончательно, Итачи вытянулся на кровати, закрыв глаза.
- Делай что хочешь… - едва слышно произнёс он.
«Нет! Не такого Итачи я хотел…» Хосикаге сжал кулаки, отчаянно злясь на самого себя. Память услужливо подсовывала картины из прошлого, искаженное страстью лицо Итачи, звук его имени хриплым стоном срывающийся с его губ…
- Итачи-сан…
Молчание.
- Перестань…
Учиха открыл глаза и посмотрел на напарника.
- Что-то не так? – спросил он, глядя словно сквозь него.
- Итачи-сан… - Кисаме просто не знал, как дальше быть, – перестань,… я пошутил… мне ничего не нужно,… правда… - что-то внутри него болезненно сжалось при виде обнаженного напарника, с обречённым видом лежащего на постели.
Медленно сев, Итачи плавным движением распустил волосы, и они чёрной завесой скрыли его лицо.
«Чёрт!» Кисаме злобно ругался про себя, проклиная всё и вся. - Итачи-сан… - ему хотелось сделать хоть что-нибудь, и он сделал единственное, что пришло ему в голову…
Большие тёплые руки осторожно обняли его, Кисаме прижал Итачи к себе, слегка покачиваясь, стараясь  хоть как-то исправить ситуацию, он баюкал его как ребёнка.
- Итачи-сан…
- М…?
- Что ты думаешь обо всём этом?
- Это шантаж…
- …
- Тебе что… ИХ недостаточно? – Учиха сделал довольно выразительно ударение на этом слове. – Зачем тебе я?
- Зачем… - Кисаме слегка улыбнулся, - и вправду зачем…?
Учиха напрягся «даже так…»
Почувствовав это, Хосикаге слегка подул ему в макушку.
- Неужели ты ревнуешь?...
- Что за! – Итачи дёрнулся в его руках, но, вспомнив об условии вырываться не стал. Да и не хотелось ему вырываться… - ты не ответил на мой вопрос. – Холодно произнёс он.
- Видишь ли, Итачи-сан... – вздох, – всё, что было у меня – результат насилия… моя внешность она… - объяснение явно давалось ему с трудом, - не располагает к взаимности,… а ты,… ты видишь меня не так как… - он запнулся и продолжил довольно резко: - ты ведь и сам всё знаешь, Итачи-сан, зачем ты спрашиваешь?!
- Не так да… -  напрочь проигнорировав его раздражительный тон, Учиха задумался.– И ты, зная, что я захочу остаться в организации несмотря ни на что, что мне некуда пойти…подумал, что ТАК я буду твоим…? Да Кисаме?
- Нет!  - раздраженно отозвался тот, - так как ты предложил, «моими» могут быть и ОНИ.
Ушко, которое видел Кисаме, довольно сильно покраснело, лицо Итачи старательно  прятал за завесой чёрных волос.
- Что ты молчишь? Ну что ты опять молчишь Итачи-сан…? – Оттолкнув напарника, Кисаме с силой провёл ладонью по лицу. – Ксо…
На некоторое время в комнате воцарилась тишина, в которой каждый думал о своём. Наконец, не выдержав этого, Кисаме резко встал и, сдёрнув плащ со стула, направился, было, к двери, но рука Итачи схватила его за подол.
- Куда ты? – не поднимая глаз, поинтересовался Учиха.
- Ухожу. – Не глядя на него, отозвался тот.
- Ты… - голос Итачи слегка дрогнул, пальцы сжали плащ до боли в костяшках… - но…
- Что ещё Итачи-сан? – Кисаме, наконец, соизволил посмотреть на напарника.
Та прежняя гармония, что когда-то была между ними, была непоправимо разрушена. И сейчас, они словно находились на перепутье, перед выбором: остаться вместе, но уже в другом качестве, или же разойтись навсегда.
Учиха молчал, закусив губу и низко опустив голову, отчаянно сжимая мягкую ткань его плаща.
- Не молчи. Что ты хочешь Итачи-сан? Скажи прямо! Почему ты всё время молчишь?!
Тишина в ответ.
- Не молчи! – ситуация сделалась невыносимой для обоих. – Если ты хочешь, что бы я остался, скажи это! Я хочу знать, о чём ты думаешь!
Медленно очень медленно Итачи поднял голову, кожей чувствуя раздраженный, даже какой-то отчаянный взгляд странных желтых глаз, он смотрел только на свою руку, сжимающую край плаща Кисаме. «Отпусти… ну же… разжимайся…».
- Я хочу знать, что ты чувствуешь, чёрт возьми! Ксо! – в голосе Хосикаге отчётливо слышалась обида, он с надеждой вглядывался в бледное лицо Итачи.
«Он…» Чёрные глаза, наконец, встретились с желтыми.
Кисаме устало вздохнул и снова сел рядом с ним на кровать.
Итачи молча смотрел на него исподлобья, каким-то странным, новым для него взглядом. Кисаме начало казаться, что он может молчать вечно.
- И что теперь?
Тот слез с постели и подошел к окну.
- Дождь… - он едва ощутимо коснулся мокрого стекла, яркая вспышка молнии разрезала небесный свод, практически сразу раздался оглушительный удар грома.
Кисаме подошел к нему и молча обнял, словно желая защитить от стихии. Откинув голову на его плечо, Итачи едва заметно улыбнулся, тонкие пальцы соскользнули со стекла. Большие тёплые руки осторожно обнимали его, поневоле пробуждая такие яркие воспоминания о той ночи, что они когда-то провели вместе… горячие и сухие губы Кисаме коснулись его шеи, прогоняя апатию и заставляя едва слышно застонать от удовольствия.
- Кисаме… - Итачи обернулся, и его руки обвили шею напарника.
Подхватив на руки его ставшее практически невесомым тело, Хосикаге отнёс парня на кровать. Осторожно уложил на уже слегка смятое покрывало и, опершись локтем о постель, принялся целовать, так нежно, как только мог. В ответ, губы Учихи дрогнули и приоткрылись, не удержав порыва Кисаме, наконец, смял его рот в чувственном поцелуе, который постепенно делался всё требовательней и глубже, не оставляя Итачи иного выбора, как отвечать. Сначала робко и неуверенно, но страсть напарника  быстро передавалась ему с каждым движением, и вот он уже сам целует его, слегка посасывая язык, покусывая губы…
Его руки прошлись по спине Хосикаге и, ухватившись за кофту, стянули её через голову, шумно втянув воздух, он коснулся губами синеватой кожи на плече напарника, прижимаясь к нему всем телом.
- Итачи-сан…
В ответ руки парня взялись за пояс его штанов, расстёгивая их. Кисаме внимательно наблюдал за тем, как Итачи его раздевает, уверенными точными движениями, обувь, гетры, брюки… всё лишнее отправилось на пол к одежде Учихи. Не поднимая взгляда, парень вытянулся на нём, словно кожей впитывая тепло его тела.
Кисаме улыбнулся, его, слегка шероховатые, грубые пальцы едва ощутимыми нежными движениями прошлись по спине партнёра вниз, затем  скользнули наверх, зарываясь в чёрные волосы слегка взъерошивая их.
Губы Учихи прижались к его шее, оставляя на ней сине-бордовый след, двинулись ниже, обводя контр ключиц и дальше на грудь. Кисаме не собирался мешать ему, подобная инициатива была ему приятна. Слегка прикусив сосок, Итачи скользнул языком по выступающим кубикам пресса вниз. Его пальцы сжали пульсирующую горячую плоть, вызывая шумный выдох у Хосикаге. Пристально глядя в его лицо, Учиха осторожно коснулся языком головки, и, слушая, как сбивается дыхание напарника, принялся облизывать его со всех сторон, словно леденец на палочке.
Кисаме наблюдал за ним затуманившимися от страсти глазами, ни одна женщина его так не ублажала.
Слегка оттянув языком кожицу, Итачи, помедлив немного, взял его член в рот практически до самого основания, так что тот упёрся ему в горло и принялся методичным движениями сосать его.
Сдерживаясь, что бы получить побольше удовольствия, Хосикаге прикусил губу, внимательно глядя в его, такое серьёзное лицо. «Ответственно подходит ко всему….» мелькнула отстранённая мысль, в это время парень принялся действовать более активно, и ему стало не до размышлений.
Почувствовав его большую ладонь на своём затылке, Учиха, смутно памятуя, чем это закончилось в прошлый раз, тут же отбросил её, в наказание слегка прикусывая головку.
- Ауч!
Но Итачи уже зализал укус и продолжил своё занятие, так что Хосикаге ничего не оставалось, кроме как расслабиться и получать удовольствие. Напряжение сделалось уже просто невыносимым и Кисаме, с глухим стоном, кончил, вцепившись пальцами в покрывало. Почувствовав горьковатый привкус, Итачи  выпустил член изо рта и горячая струя белёсой жидкости ударила ему в лицо, он зажмурился, чувствуя как стекают по щекам густые капли спермы. Облизав влажные губы, он, не открывая глаз, едва заметно улыбнулся и попытался вытереть лицо рукой, в результате чего только ещё больше измазался.
- Я пойду, умоюсь… - плавным движением выскользнув из постели, Учиха скрылся в ванной, прежде чем Хосикаге успел его остановить.
Он лежал, закинув руки за голову, и слушал, как дождь стучит в оконное стекло, словно прося, что бы его впустили в комнату.
Спустя некоторое время в его поле зрения появился Итачи с большим махровым полотенцем в руках, мокрая чёлка прилипла ко лбу, вид у него был какой-то грустный и серьёзный.
- Итачи-сан? – Кисаме сел и похлопал ладонью по кровати рядом с собой, рассеяно приняв нехитрое приглашение, тот забрался на постель и, прикусив губу, посмотрел на него. - В чём дело?
Тот только качнул головой и резким движением уселся на него верхом. Поставив руки по обе стороны от головы напарника, он пристально вглядывался в его лицо, словно хотел что-то узнать.
Кисаме невольно поёжился под его взглядом, но тот сидел так удачно, что синие руки сами по себе легли на его талию,… Итачи выпрямился, совершенно женским жестом отбрасывая мешающие чёрные пряди.
- Смазку давай. – Отрывисто произнёс он и немного поёрзал на бёдрах Кисаме.
Тот послушно потянулся к вещам, Итачи сполз с него, и выжидающе глядя, нервно постукивал пальцами по коленке.
- Вот... – Хосикаге протянул ему тюбик. Что-то во всём этом было не так, но он ещё не понимал что.
Взяв тюбик, Учиха принялся сосредоточено смазывать его член, делал он это так же старательно и аккуратно, как и всё остальное в своей жизни. Закончив с этим, он выпрямился и посмотрел на напарника.
- Ну и как ты хочешь? – поинтересовался он.
Кисаме молча уставился на него во все глаза. «Ксо…» Итачи не был возбуждён, он вообще вёл себя так, словно это его не касалось.
- Давай уже решай. – Учиха казалось немного нервничает, - или мне за тебя выбирать?...
Кисаме вздохнул и осторожно взял его за руку.
- Что? – пальцы парня предательски дрогнули.
Тут Кисаме всё понял.
- Ты ведь мало что помнишь с ТОГО раза… - мягко, но, настойчиво притягивая его к себе, произнёс он, - тебе не будет больно, если ты расслабишься… Итачи-сан…
Замерев, Итачи позволил ему  обнять себя, уверенные пальцы мягко и успокаивающе поглаживали его по спине и он, со вздохом, расслабился прижимаясь к тёплому телу партнёра.
Учиха молча слушал его спокойное, размеренное дыхание, стук его сердца, заглушающий даже шум дождя, почему-то в объятьях напарника он чувствовал себя слабым и беззащитным. Кисаме совсем не боялся его, его силы, он уважал его, он полностью доверял ему, подчинялся его приказам во время боя. Но в тоже время Итачи чувствовал странное желание, подчинится ему, почувствовать себя защищённым… признать себя слабее,… в конце концов, просто спрятаться от мерзкой погоды в кольце тёплых сильных рук, которые так ненавязчиво и мягко ласкают его. Сейчас Учихе хотелось лежать так вечно. Он вздохнул и спрятал лицо на груди напарника, скрывая неожиданную улыбку.
Кисаме молча перебирал чёрные мягкие волосы, ему тоже не хотелось ни о чём говорить.
В комнате было тихо, но эта тишина не напрягала, наоборот, оба напарника полностью расслабились, новая гармония сменила прежние отношения.
- Я согласен… - едва слышно прошептал Итачи.
- Мм?
- На твоё условие… - Учиха упёрся подбородком ему в грудь и расслабленно улыбнувшись, добавил: - но и ты тоже должен стать моим… Кисаме…
Итачи закрыл глаза, и потянулся к нему, его полуоткрытые губы ждали поцелуя. И Хосикаге осторожно выполнил его молчаливую просьбу, мягко проникая языком во влажную глубину, проводя по ровным безупречно белым зубам, очерчивая контур губ, он не думал уже ни о чём, бездумно лаская его упругое тёплое тело.
Чувствуя лёгкую дрожь удовольствия, прошедшую по телу Итачи, когда его пальцы коснулись его ягодиц, Кисаме отстранился и решительно откинул парня на спину, нависая над ним, Хосикаге вглядывался в его лицо, словно решая, готов ли его партнёр к более решительным действиям.
Итачи сбивчиво дышал, чёрные глаза влажно поблёскивали из-под так соблазнительно подрагивающих, густых ресниц. Быстро облизнув губы, он обвил руками шею Кисаме, притягивая его поближе к себе.
Тот прижался к нему, всем весом вдавливая парня в кровать, стройные белые ноги послушно разъехались в стороны, пропуская его колено, с каким-то судорожным всхлипом Итачи прижал его голову к своей груди. Чувствуя, как горячие влажные губы прикоснулись его пылающей от страсти кожи, Учиха выгнулся всем телом, и прижался бёдрами к напарнику.
- Я… хочу тебя… Итачи-сан… - хрипло шептал тот, перемежая слова поцелуями, и тело Итачи отвечало «Да…»
Итачи как-то придушенно вскрикнул, когда ощутил, как тот, одним грубым резким движением вонзился в его тело сразу до упора.
Кисаме просто впился взглядом в его искаженное  болью лицо, он просто наслаждался, замерев сжатый в узком горячем теле.
Пальцы Итачи до боли в костяшках вцепились в простыни.
«Мой, мой, мой, наконец-то… отныне и навсегда, скованный сделкой, даже если ты вдруг захочешь уйти, я тебе не позволю… не в этой жизни Итачи-сан…» Кисаме двинул бедрами вперёд, ещё сильнее врезаясь в его тело, хотя, казалось бы, куда уж глубже…в ответ  парень дернулся, судорожно втянув воздух. «Никогда,… даже если ты окончательно ослепнешь, я никому не позволю даже прикоснуться к тебе,… потому что сегодня я купил тебя, и ты принадлежишь мне!» Учиха сбивчиво дышал, глядя на Кисаме слегка расширенными от боли глазами. «Я не отпущу тебя никогда!»
Во взгляде Хосикаге было что-то звериное и Итачи почему-то стало страшно как никогда в жизни, так страшно, что захотелось завыть во весь голос… «этот взгляд… я уже видел такое раньше… словно хищник, наконец-то поймавший вожделенную добычу,… что я сделал… я  же…»
Словно почувствовав его настроение, синекожий немного  грубовато погладил его по щеке.
- Тише… тише Итачи-сан… не бойся…
- Я не… - Итачи хотел сказать ещё что-то, но Хосикаге прервал его на полуслове, он подался назад и вновь с силой толкнулся в его внутренности, желтые глаза вглядывались в чёрные, словно надеясь найти там что-нибудь, что-то, что сможет ответить на все него незаданные вопросы, невысказанные мысли, молчаливые догадки…
Итачи глухо вскрикнул. «Нет, не надо… хватит…» он умоляюще смотрел в глаза напарника, но видел там только ожидание, ожидание чего-то, такого важного для него.
- Итачи-сан… - опершись на локоть, Кисаме вновь прикоснулся к его щеке своей большой грубой ладонью в своеобразной ласке, слегка прижал большим пальцем нежные дрожащие губы. – Итачи…
В ответ юноша жалобно всхлипнул, губы дрогнули и приоткрылись, словно он хотел сказать что-то, но с них не сорвалось ни звука, кроме их рваного дыхания тишину нарушал лишь шум дождя стучавшегося в окна.
Тот моргнул, по лицу проскользнуло лёгкое недоумение, которое тут же было сметено лавиной страсти.
Кисаме размеренно двигался в нём, раз, за разом погружаясь в горячую узкую задницу. Итачи только тяжело сбивчиво дышал, он полностью отдался в его власть, движения становились всё более резкими, Хосикаге уже совершенно не контролировал себя, он впился зубами в тонкую белую шею, пальцами  с силой сжимая плечи напарника, вызывая у него тоненький жалобный вскрик. Кисаме только ещё сильнее возбудился от этого, вкус крови во рту, такой сладкой… породистой крови Итачи… его дрожащее в сильных объятиях тело…
- Итачи! – он разжал челюсти, но лишь для того, что бы смять грубым поцелуем губы, приоткрытые в беззвучном крике, что бы разделить с ним этот восхитительный возбуждающий вкус. Вкус крови.
Движения… ещё резче, ещё сильнее, ещё немного… Звенящий в ушах голос… Итачи кажется кричал что-то.. просил остановиться, а может наоборот… Этого Хосикаге не знал, поглощённый собственными ощущениями, он даже не сразу заметил как неожиданно покорно обмякло тонкое тело в его руках… пару раз рванувшись вперёд он кончил, навалившись на него всем весом.
Тяжело дыша, Кисаме ухмыльнулся и бросил взгляд в его лицо. Словно почувствовав его взгляд, Итачи чуть приоткрыл глаза.
Ответный взгляд молодого человека заставил его замереть в недоумении, он словно посмотрел в озеро, до краёв заполненное полночью, беспросветная затягивающая бездна.
- Итачи-сан? – Кисаме как-то растерянно погладил слипшиеся от пота чёрные лоснящиеся волосы, спрятал за точёное ушко растрепанную чёлку…

«Ты думаешь, что купил меня да Кисаме? Что теперь я твой?» лёгкая усмешка коснулась алых от крови губ, словно накрашенных модной помадой. «Но ты ошибаешься… на самом деле это ты мой,… не знавший нежности и ласки, грубое животное. Бедный Кисаме… ты больше не сможешь жить без меня, связанный моей нежностью…» Итачи моргнул, словно  отгоняя наваждение, и прижался ртом к узким губам напарника. «И если мне понадобиться… умрёшь ради меня, как верный пёс…»

«Но надо быть осторожнее со своими мыслями… животные вообще очень чувствительны к человеческим эмоциям…»


Конец.

Продолжение может, напишу, а может и нет… от настроения зависит… *(^/~\^)*

0

11

Итачи_Учиха О_о... Это ВСЕ твое???

0

12

Та) и фик на форуме один из выложенных тоже мой)))
который «Противоречивые чувства».))))))

+1

13

Итачи_Учиха я тебе ЛЮБЛЮ!!!!!!!! Очень, очень сильно!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! Клевые фики пишешь!!!!!!!!!

0

14

Deidara Домо~домо)))))

0

15

Итачи_Учиха я на самом деле ваш фанат(ка)!!!!!!! Серьезно, у меня три любимых фанфикера и вы один из них)))))

0

16

Название: «Дневник»
Автор: Nakago_in_Kuto
Бета: Ворд & Мозг.
Фэндом: Naruto
Жанр: яой
Рейтинг: G
Пейринг: Madara/Itachi
Предупреждения: педофилия (@/~\@)
Дискламер: это гнусный плагиат
Статус: в процессе.
Саммари: Итачи 13 лет. Первая встреча с Мадарой… и далее…
От автора: Фик обещает быть длинным, ангстовым и NCшным. Это пока рейтинг низкий…. Хехе.  Перинги будут меняться в процессе написания с Мадара\Ита на Пейн\Ита, Киса\Ита и возможное Ита\Сасу.

***

Как следует, измотав себя на тренировке, весь липкий от пота, я  остановился на берегу озера. Домой идти не хотелось и присев на корточки у кромки, я плеснул себе в лицо холодной водой, смывая солёные капельки. Вздох. Прохладные струйки стекли по шее запазуху, и меня передёрнуло. Мысль о возвращении удручала и, несмотря на то, что отец, несомненно, отругает нерадивого отпрыска, я решил остаться ещё ненадолго. Сбросив одежду, я с разбегу прыгнул в воду, бессовестно нарушив спокойствие черной глади, и плыл под водой, пока не начал задыхаться. Вынырнул, отфыркиваясь, и лениво поплыл обратно к берегу, любуясь постепенно темнеющим небом. Наконец моя рука коснулась дна и я, выпрямившись, бросил короткий взгляд на берег и замер. На песке, рядом с моими вещами, сидел человек. Я готов был поклясться, что секунду назад его там не было. Между тем таинственный незнакомец чуть усмехнулся и поманил меня пальцем. Оставаться в воде было глупо и я, немного потоптавшись для приличия, послушно вышел на берег. У него были черные всклокоченные, волосы, торчащие в разные стороны и типично учиховские черты лица. Он был похож… на статую из долины конца.
Я остановился рядом.  Его откровенно изучающий взгляд немного смущал меня, наверно стоило спросить его имя, но я молчал, ожидая, что он представиться сам.
- Ты – Учиха Итачи. – Он скорее утверждал, чем спрашивал.
Я кивнул.
- У тебя красивое имя… - чуть насмешливо произнёс он, глядя на меня снизу вверх.
Я вспыхнул. Не знаю уж, о чём думал мой отец, когда называл меня так, но лишнее напоминание о том, что у меня женское имя, да ещё с таким значением, раздражало меня.
- Ну-ну… - заметив это, он примиряющее похлопал ладонью по песку рядом с собой, - садись.
Я послушно сел, но чуть дальше, чем предлагалось.
- Ох уж эти полумеры… - казалось, его забавляла моя реакция.
Я проигнорировал это и принялся с любопытством разглядывать его. На вид ему было можно дать от силы  лет 27-30, он был красив…. Особенно когда по его губам блуждала загадочная полуулыбка, изящные черты лица… растрёпанные волосы как смоль… черные глаза… всё выдавало в нём выходца из нашего клана. Фигуру мужчины полностью скрывал бесформенный плащ. Всё его существо словно дышало скрытой силой, по сравнению с ним я вдруг показался себе просто младенцем, не знающим с какой стороны браться за кунай,… несмотря на то, что был уже признанным гением. Только вот… я никогда не видел его прежде,… если он из нашей деревни… значит… отступник? В моих глазах видимо вспыхнул неподдельный интерес, так как он чуть усмехнулся.
- А у тебя большой потенциал… - протянул он задумчиво, - только ты не сможешь его реализовать… какая жалость… - мужчина печально вздохнул и искоса посмотрел на меня с какой-то шаловливой  хитрецой во взоре.
- Почему это? – я был заинтригован.
- Потому что в нашем клане бояться силы… разве ты не замечал этого? – он приподнял бровь в притворном удивлении.
Я замечал. Ещё бы я не  заметил,… видимо у меня всё так красноречиво отразилось на лице, что он удовлетворённо кивнул и чуть приобнял меня за плечо. Я и не заметил, как он оказался рядом. Я замер, мне не нравилось, когда ко мне прикасались люди, точнее, может, я это и любил бы, да только они сами избегали меня… даже моя мать,… но у неё было, кого тискать. С неудовольствием, вспомнив надоедливого младшего брата, я чуть поджал губы, совершенно забыв о том, что меня обнимает совершенно посторонний человек, пока его пальцы чуть сильнее не сжали моё плечо. Я вздрогнул и встретился с ним взглядом.
- Хочешь,… я научу тебя… - он скорее утверждал, чем спрашивал. Его дыхание опалило мне щеку. Черные глаза окрасились алым, и последнее что я увидел, был странный узор шарингана в его глазах. Ускользающее сознание и его тихие слова: «третьего дня, вечером, здесь же…» что-то тёплое и влажное коснулось моих губ. Приятно…

Разбудил меня отец. Он был очень зол, обнаружив меня спящим на берегу озера, я был укрыт тёплым плащом. Только его наличие убеждало меня, что странный узор в глазах незнакомца не был сном. Было уже совсем темно. Отец говорил так много,… но я не думал об этом, привычно пропуская выволочку, мимо ушей, дежурно извинившись, я быстро оделся и последовал за ним следом, прижимая к груди ещё тёплый плащ. Конечно, он спросил что это, но я сказал, что не знаю. Отец неопределённо фыркнул и пустился в долгие разглагольствования о том, что я позорю клан…
Мне было плевать. Я мог думать только о «нём».

***

Все последующие дни я провёл как на иголках в ожидании новой встречи. Этот человек заинтересовал меня, словно я коснулся чего-то запретного,… он стал для меня светом, озарившим мои серые, однообразные будни. Как мотылёк я тянулся к нему, даже не зная его имени. Изгнанник… иная форма шарингана… новая сила… техники…. Всё это было непреодолимым соблазном для тринадцатилетнего подростка.
И в назначенный день, после тренировки, я буквально летел к озеру.
На берегу никого не было. Горькое разочарование затопило меня. Я стоял один под постепенно темнеющим небом, не имея сил уйти…
Я не услышал ни звука. Как и в прошлый раз, он появился совершенно неожиданно.
- Пришел таки. – удовлетворённо хмыкнув вместо приветствия, он прошел мимо меня к воде и принялся лениво раздеваться.
Я молча наблюдал за ним, во рту неожиданно пересохло, и я весь покрылся испариной. Он медленно стянул майку, обнажив мускулистую спину, скинул сандалии, небрежно отбросив их ногой, движения были плавными, наполненными каким-то внутренним изяществом. Движения хищника. Вскоре брюки последовали вслед за остальными деталями гардероба. У него было совершенное тело... я не в силах был отвести от него восхищенного взгляда. Тем временем он сладко потянулся, разминая спину и, словно вспомнив о чем-то, посмотрел на меня через плечо.
- Что стоишь,… раздевайся, вон мокрый какой. – дав понять, что это обсуждению не подлежит, мужчина шагнул в воду. – Разговаривать потом будем.
Я вздрогнул, словно очнувшись, и быстро раздевшись, догнал его. Вода была холодной. Такой холодной, что по телу незамедлительно побежали мурашки. Он усмехнулся, стоя в воде по пояс, он, казалось, вообще не чувствует холода.
- Меня зовут Мадара. Учиха Мадара. – короткий испытующий взгляд и он нырнул, обдав меня фонтаном брызг.
Мадара… смутные сомнения шевельнулись где-то на самой границе подсознания. Но это простое признание, отчего то сделало меня счастливым, и я безоговорочно последовал за ним. Во тьму. Озёрный холод оглушил меня, но только в первые секунды, тело быстро привыкло к окружающей среде и вскоре всё стало казаться мне не таким уж мрачным.
Он вынырнул, усмехнулся, встретившись со мной взглядом и, коротко кивнул в сторону берега. Его растрёпанные волосы намокли, так что теперь он напоминал мне меня самого, только как будто бы я был старше. Выйдя вслед за Мадарой на песок, я стучал зубами от холода. А ему всё было нипочем. Усевшись в траву, он поманил меня пальцем. Как тогда. Но сейчас я не колебался, а сразу подошел и, не дожидаясь ещё одного приглашения, уселся рядом.
- Молодец. – Он чуть улыбнулся и, обняв меня за плечо, притянул к себе. Он был таким тёплым,… я поднял на него любопытный взгляд. – Молодец… - повторил он и легко погладил меня по щеке, словно боясь спугнуть.  – Наверное, стоит начать с самого начала… верно? – кивнув самому себе, он начал рассказывать. Мадара говорил долго и увлекательно, его история отличалась оттого, что рассказывали нам в академии…. Я слушал его, буквально затаив дыхание. История деревни представлялась мне теперь в совершенно ином свете. Он был потрясающим рассказчиком.  Внезапно он замолчал и посмотрел на меня испытующе, словно решая что-то для себя. И я только сейчас заметил, что его рука весь рассказ ненавязчиво ласкала мою коленку. Странно…
- Тебе пора домой. – Он резко отстранился и встал. Потеряв опору, я чуть было не рухнул в траву. Должно быть, я и правду смешно смотрелся,… Мадара посмотрел на меня сверху вниз и фыркнул. – Через неделю. Здесь же.
Пытаясь сохранить лицо, я коротко и серьёзно кивнул, на что он заливисто рассмеялся и пошел к своим вещам, насвистывая незнакомую мелодию. А я , внезапно, почувствовал себя таким одиноким…. Неделя… как я буду жить, зная что так долго не увижу его….
Как во сне я вернулся домой. Я сильно замёрз и, вода с мокрых волос натекла зашиворот, так что я простудился. Как ругался отец, я вообще молчу.
Несколько дней я провалялся с температурой. Когда никто не видел, я, украдкой доставал плащ Мадары и заворачивался в него, вдыхая его запах. Хорошо хоть мелкому запретили меня навещать. Мать боялась, что он заразиться. Хотя Сазке всё равно частенько подглядывал за мной в щелочку. Вот упрямый…. Раздражает.

\продолжение следует...\

0

17

Название: «Дневник» часть 2
Автор: Nakago_in_Kuto
Бета: Ворд & Мозг.
Фэндом: Naruto
Жанр: яой
Рейтинг: G
Пейринг: Madara/Itachi
Предупреждения: педофилия (@/~\@)
Дискламер: это гнусный плагиат
Статус: в процессе.
Саммари: Итачи 13 лет. Первая встреча с Мадарой… и далее…

***
Пару дней спустя мне стало получше, но я не спешил придать себе здоровый вид. Я так устал от этих бесконечных миссий и тренировок, что просто наслаждался вынужденным отдыхом. Времени было много и в промежутках между завтраком, обедом и ужином я был предоставлен самому себе. Я много читал… и думал. В основном о том, что рассказал мне Мадара. Невольно мои руки сами достали с полки нужный томик с официальной историей деревни. Открыв книгу наобум, я замер уставившись на знакомую со школьной скамьи гравюру. На ней был изображен Первый Хокаге и ещё один человек…. Подпись внизу гласила: Отцы основатели… бла, бла… Учиха Мадара.
Я пристально вглядывался в знакомое лицо. Всё было таким… точным. Даже насмешлива лёгкая усмешка на красивом лице. Что за чертовщина. В полном смятении я захлопнул книгу и аккуратно положил её на стол. Мадара умер много лет назад,… так гласит официальная версия,… даже если бы он и был жив, то был бы уже дряхлым стариком! Я вскочил и нервно прошелся по комнате взад и вперёд, а потом снова сел на кровать. Но, тем не менее,… я видел его! Живого… я снова схватился за книжку и принялся искать нужную страницу. Пальцы вспотели от волнения, и мне никак не удавалось найти нужное место. Вместо этого я обнаружил другую запись: Учиха Мадара был убит Первым Хокаге в долине концов, где теперь… монументы… я знал это. Я был примерным учеником. Лучшим в выпуске,… но связать эту информацию со своим новым знакомым мне бы никогда не пришло в голову, если бы не эта картинка. Всё равно… он же так молод,… вспомнив его прекрасное обнаженное тело, чуть насмешливую улыбку, адресованную мне,… я невольно вспыхнул, но почти мгновенно побледнел. Что это значит!? Он же должен быть мёртв! А он ходит и говорит…. Он тёплый и живой, рассказывает мне истории,… его истории странные. Словно он видел всё это своими глазами, давно умершие люди предстают как живые… стоп. Громко захлопнув книгу, я закусил губу. Может он просто его сын… да… или дальний родственник… просто похожий человек. Мало ли Мадар на свете… что-то внутри меня подсказывало, что я тешу себя иллюзиями. В официальной версии у Мадары не было детей. Но в этой же официальной версии он был мёртв! Я невольно испугался. Насколько мне было известно, никого в нашем клане больше не называли этим именем. Вообще все, что касалось Мадары, было каким-то нелепым табу. Отец не желал говорить на эту тему, никто не желал. Что они скрывают,… Я внезапно понял, почему он назначил встречу так поздно. Он хотел, что бы я всё обдумал. Времени которое он дал мне не хватило бы на то, что бы потерять к нему интерес, но было вполне достаточно, что бы решить, приходить или нет… нет? Как я мог не прийти, после того, что я узнал!? Эта странная идея всё объясняла… и его немыслимую силу, и специфический узор шарингана, и его истории… Я, маленький мальчик, дрожащий от волнения, сидя на кровати, внезапно почувствовал себя избранным. Избранным своей кровью, своим предком, для какой-то великой цели. Он выбрал не кого-то ещё, а именно меня!
В это время в комнату вошла мать, неся поднос с едой. Мою бледность она, естественно, приписала болезни, вытащила лекарство из кармана фартука и аккуратно положила его на поднос рядом с чайником и чашкой. Иногда мне казалось, что она боится меня. Если бы я был Сазке, то она бы обязательно коснулась губами моего лба, что бы проверить температуру… женщина, что родила меня так же тихо вышла, беззвучно затворив за собой дверь. Кто она мне на самом деле? Кто тот человек, что зовёт меня своим сыном? Я закрыл лицо руками. Я не знал ответа. В восемь лет мой шаринган стал полным,… тогда же я перестал быть для них ребенком,… хотя, это произошло гораздо раньше… с первой запятой. Больно. Тяжело быть гением.
Но прийти на встречу мне не удалось. Отец, словно что-то подозревая, пас меня неотступно. Можете представить, что я чувствовал. Лихорадочно ища хоть малейшую лазейку, что бы увидеть своего,… когда он успел стать моим, я не знал, но отказываться от него не собирался. Я хотел опять увидеть своего Мадару. Тайна, что окружала его, звала меня. Но вместо этого я погряз в бумажной работе. Глядя в лицо отца, временами хотелось зарыдать от отчаяния. Совсем поздним вечером, он отпустил меня, велев ложиться спать. Я отложил бумаги, которые помогал ему разбирать и, пожелав спокойной ночи, с невозмутимым видом покинул кабинет. Хотелось побежать к себе и броситься на кровать. Но я не мог себе этого позволить. Нельзя навлекать на себя лишние подозрения.
Аккуратно отворив дверь в свою комнату, я словно шагнул в свой маленький личный мир. Только здесь я изредка мог побыть собой. Когда никто не видит. Я закрыл дверь и стремительно подошел к окну. Во дворе отец с матерью о чём-то разговаривали. Он хмурился, а она опускала глаза и изредка улыбалась. Последняя надежда умерла, едва родившись, и я рухнул на колени уперевшись лбом в подоконник. Он теперь решит, что  отказался от него. В груди отвратительно заныло.
- И это надежда клана?
Я вскочил, резко оборачиваясь, и пытаясь принять более пристойный вид. Мне было невыносимо стыдно, что он застал меня в таком состоянии.
- Не нужно так суетиться. – Мадара стоял у двери, сложив руки на груди, и с усмешкой, разглядывал меня. – Ты не пришел. – Выразительно произнёс он.
Все слова возможных оправданий застряли у меня в горле. Я молчал не в силах выдавить из себя ни звука.
- Мне стала интересна причина. – Он сделал неуловимое движение, оказываясь рядом, и тоже посмотрел в окно. – Фугаку… ты разбирал бумажки? – фыркнул он, и крепко взяв меня за локоть, увлёк на кровать. – Достойное занятие…
Я не сопротивлялся. Не сопротивлялся даже тогда, когда он вытянулся на моей постели, прижимая меня к себе. Мне не было страшно или что-то такое… наоборот. Я был странно счастлив, доверчиво прижимаясь к нему, млея в его тепле.
- Ты такой милый… - он неожиданно ухмыльнулся, - что почти не хочется тебя наказывать.
Наказывать? Зачем… за что… его ладонь мягко поглаживала моё бедро. Уперевшись подбородком Мадаре в грудь, я заглянул в его лицо.
- Мадара-сан…  - я хотел задать миллион вопросов, но почему-то, глядя на него, не мог ни одного сформулировать. Он улыбался, чуть ехидно, чуть загадочно и немного пугающе. Его рука скользнула чуть выше и довольно ощутимо сжала мою попу. Я вспыхнул, не вполне понимая, в чем дело.
- Что? – мягко поинтересовался он. Его явно забавляла моя реакция.
- Я… вы… что вы… - вышло просто невыносимо жалко.
- Я что? – Его глаза хитро блеснули, Мадара подмял меня под себя и, едва ощутимо коснулся губами моего лба. – у тебя жар. – С лёгким неудовольствием констатировал он. – Быстро в пижамку и спать! – Мужчина отстранился и сел на кровати, скорчив недовольную физиономию, вытащил из-под задницы ту самую книжку по истории. Ухмыльнулся и принялся её с интересом листать.
Я лежал, ни жив, ни мёртв. Было такое странное ощущение, словно он приручал меня… ощущение поцелуя на лбу… точно так же, как мать целовала Сазке,… в глазах подозрительно защипало.
- Одевайся-а… - протянул он, не отрываясь от книги.
Я словно очнулся и бросился переодеваться. Забравшись в кровать, я натянул себе одеяло до глаз и принялся наблюдать за ним.
- Красавец! – он прищелкнул языком и, фыркнув, показал мне ту самую иллюстрацию. Рядом с его лицом она показалась мне блеклой копией. Я набрал в грудь побольше воздуха и, резко сев, выпалил на одном дыхании:
- Это ведь вы… я так и знал!... Я знал! – мои щёки горели.
- Тише… не кричи. – Строго произнёс он и усмехнулся, почти силой укладывая меня обратно. – Тише… - Мадара вытянулся рядом со мной на одеяле, мягко обнимая меня. – Я расскажу тебе сказку…
Я хотел сказать, что уже взрослый и сказки мне не нужны, но мысль о том, что бы перечить ему, показалась мне какой-то кощунственной, так что я тихо-тихо лежал, слушая его мелодичный голос, и сам не заметил, как уснул. В моём сне два брата Учиха, жившие давным-давно, обрели невиданную силу, и стали во главе клана,… только вот чем всё закончилось, я не мог вспомнить, как ни старался. И конечно утром его уже не было. Только в книге, рядом с его портретом, я нашел записку, говорящую, где и когда мы снова встретимся.
С тех пор мы начали видеться регулярно. По два, а то и три раза в неделю. Мадара по-прежнему рассказывал много интересного, но теперь он ещё начал тренировать меня. Он был сильным и таким ловким, что за всё это время, я так и не смог ударить его. Ни разу. Потрясающая скорость. Мадара стал моей целью, как я сам был целью моего младшего брата.… Недосягаемый… я восхищался им, Мадара был моим личным секретным божеством. Только моим.

***
- Меня приняли в анбу.
- А Сазке поступил в академию… - он чуть прикрыл глаза.
Сазке…. Да… почему-то такая простая констатация факта заставила меня нервничать.
- У тебя способный брат… - не открывая глаз, прошептал он, - даже Фугаку пришел на его церемонию.
- Нет! – Я испугался? Да… возможно… я боялся, что Сазке может забрать его у меня. – Это я попросил отца прийти. Он не хотел.
На его губах расцвела насмешливая улыбка, но не такая как обычно. Или я раньше не замечал этого,… она была какая-то…. жестокая? Но Мадара уже встрепенулся и явно размышлял о чём-то…. О Сазке?... Его задумчивый взгляд скользнул по поляне, где мы тренировались, и остановился на моём лице.
- Пора бы уже учить тебя гендзюцу… только вот…. – он усмехнулся. – Ты ведь так и не смог хотя бы раз прикоснуться ко мне.
Он разочарован?! Я был в смятении. Разочарован во мне? Я,… сжав руки в кулаки, я решительно выпрямился.
- Я смогу!
- О… этот тон я и хотел услышать. – Он одобрительно кивнул и ухмыльнулся. – А то я уже начал думать, что тебе нравиться только валяться со мной на травке…
- Вы ошиблись! – Я не доставал оружие, против него это было бы смешно, потому что бесполезно. Мне всего лишь надо было коснуться его… всего лишь… коснуться моего бога, когда он этого не хочет, было поистине трудной задачей.

- Итачи? – Кто-то коснулся моей щеки, и я открыл глаза. Оказывается, я лежал в траве и, судя по ломоте в теле довольно давно.
- Кажется, я перестарался… - недовольно пробормотал он, помогая мне сесть.
- Мадара-сан! – Я ухватился за его рукав, пристально глядя в глаза.
- Ты подставился. – Он чуть качнул головой.
Последнее что я помнил, была его рука, которой он и ударил меня, но зато… Я медленно разжал руку. На моей ладони лежал маленький лоскуток черной ткани.
- Ты испортил мне кофту. – Он ухмыльнулся.
- Мадара-сан!
- Да. Я буду тебя учить, ты ведь выполнил условие, пусть даже так глупо.
У меня было такое чувство, что я сейчас…. Но он обнял меня и звонко чмокнул в макушку.
- Пойдём. – Поднявшись, мужчина усмехнулся и потянул меня за собой.
У него была маниакальная привычка к чистоте,… каждый раз после тренировки он тащил меня в озеро, а потом мы долго валялись на его плаще.… Как правило, он что-то рассказывал, а иногда молчал, просто перебирая мои волосы.… Вот и в этот раз, он с недовольным видом разглядывал черный синяк на моей скуле, чуть касаясь его кончиками пальцев, и долго молчал…
Лицо неприятно саднило, ныл затылок, которым я ударился, падая… и спина…. Но это было не важно, важно было только то, что он был со мной.
- Но учить тебя простому гендзюцу… - он внезапно поморщился, словно от зубной боли, я смотрел на него не отводя взгляда, затаив дыхание, я ждал его окончательного решения. Он ухмыльнулся и резким движением склонился к моему лицу, поставив руки по обе стороны от головы, чуть прижимая рассыпавшиеся по плащу волосы.
- Неет…. – протянул он, обжигая своим дыханием кожу на щеке, - тебя ведь заинтересовали мои глаза…. Эти глаза…  - его взгляд, голос, словно затягивали меня куда-то…. Резко заалевший шаринган причудливым вращением изменил свою форму. Не в силах отвести взгляда от его совершенной завершенности я нервно сглотнул. Хочу…
- Да… - я едва шевельнул губами, но Мадара, казалось, и не ждал ответа. – В этих глазах вся сила крови.… Хочешь получить их? – жарко зашептал он,  - хочешь получить их силу? Мою силу…. Стать моим наследником?
Что-то подсказывало мне, что где-то здесь кроется ловушка,… словно отчаянный голос на границе сознания кричал: стой! Что ты делаешь,… остановись,… там тебя ждёт только.… Но я не колеблясь, согласился.
Он рассмеялся с довольным видом.
- Но у всего есть цена. Цена этих глаз – жертва. – Внезапно серьёзно произнёс он, но его глаза лихорадочно блестели. – Готов ли ты чем-то пожертвовать ради этого?
Раз он смог… я не буду слабее. Я готов.
- Да.
Мадара прищурился.
- Ты даже не спросил какую,… хорошо, я скажу тебе. Эта сила пробудиться, только если ты сможешь отказаться от привязанностей. – Он помолчал, выразительно глядя в мои глаза. – Ты должен убить своего лучшего друга. Теперь иди домой. – Он откинулся на плаще, глядя вновь почерневшими глазами в закатное алое небо, словно отражающее свет шарингана.
Избавиться от привязанностей,… что бы получить его силу я должен убить Шисуи? Подобное стало для меня неожиданностью. Я сел и заглянул в его лицо. Отстраненное, задумчивое…. Он даже не посмотрел на меня, словно ждал чего-то. И было совершенно ясно, что увидимся мы только тогда, когда у меня будут эти глаза,… только тогда он мог научить меня,… поделиться своей силой. Получив эти глаза, я мог получить всё. Я больше не сомневался. Только он был для меня теперь важен. Он и его возможности. Всё остальное отошло куда-то на задний план…. С этими мыслями я направился домой.

С тех пор как я встретил Мадару, мы с Шисуи редко виделись, разве что на миссиях… мне предстояло продумать план его убийства, так, что бы никто в клане не заподозрил меня.

Но всё-таки было… страшно?

\продолжение следует...\

Отредактировано Итачи_Учиха (2008-03-20 11:02:49)

0

18

Название: «Поиграем?»
Автор: Nakago_in_Kuto
Бета: Ворд & Мозг.
Фэндом: Naruto
Жанр: яой
Рейтинг: NC 21
Пейринг: Sasori/Itachi
Предупреждения: Секс с неживыми предметами, немного ругательств, что-то вроде изнасилования (@/~\@)
Дискламер: это гнусный плагиат
Статус: закончено
Саммари: Что иногда получается, если «случайно» отравиться...

Маленькая сверкающая алая капелька на самом кончике пальца. Так мало и так много, когда имеешь дело с ядами.  Хитрая ловушка в ручке холодильника. Какая низость.
Я бы никогда бы не пошел к нему просто так… и постарался бы не идти, если бы приказали. Ни за что бы не пошел туда один… но…
Шаги гулко отдаются в  пустоте коридора, слышится шелест плаща… Марионетке не нужно тепло, бесчувственной кукле всё равно где жить, но всё же она для чего-то создаёт себе видимость комфорта. Но всё равно холодно. И так тихо….
Остановившись у нужной двери, я, незаметно вздохнув, решительно постучал.
- Не заперто. – На удивление живой голос был у этой куклы. Бодрый даже…
В комнате стоял острый запах различных химикатов, но владельца это не могло побеспокоить. В отличие от гостей.
Он посмотрел на меня сквозь какую-то колбу, с абсолютно каменным лицом.
Я ответил ему тем же.
- Как ты себя чувствуешь? – Акасуно но Сасори чуть заметно ухмыльнулся.
- Нормально. – Главное сохранять спокойствие в любой ситуации.
- Это пока. – Значительно произнёс кукловод и аккуратно вставил колбочку в странный аппарат на маленьком столике в углу. Я предпочитал не думать о его назначении. Вообще его лаборатория – рабочая комната, как хотите, напоминала свалку. Но очень аккуратную свалку. Черт бы его побрал. Я медленным движением поднял руку и показал ему уколотый палец. Он с интересом наклонился, рассматривая красное пятнышко. Потом кивнул сам себе и сказал, совершенно будничным тоном:
- Ты умрёшь через три дня.
В этот момент мне очень захотелось убить его. Но я не мог. Он был мне нужен. И словно почувствовав моё настроение, Сасори вполне человеческим жестом показал на огромный застеклённый стеллаж в углу.
- Противоядие где-то здесь…. – песочник явно наслаждался ситуацией.
- Ясно. – Я постарался не показывать эмоций. – Чего ты хочешь? – Несмотря на разницу в возрасте, кукольное личико всё же сбивало с толку.
- По-иг-рать. – По слогам произнёс он, и улыбнулся мне, совершенно детской улыбкой.
- Поиграть?
- Да. – Его глаза чуть сузились, придавая лицу какое-то неестественное выражение. Он поднял руку к вороту, послышался характерный щелчок кнопки, плащ расстегнулся, обнажая полосу, словно у повешенного, стык шеи и тела. Мерзкая кукла. – Я сам не способен что-либо ощущать, но и мне не чужды удовольствия.… Это искусство. – Глаза Сасори маниакально заблестели. – Я хочу немного попользоваться таким прекрасным образцом как ты. Потом дам противоядие…
Я окаменел. «Попользоваться?»
- Что это значит? – кажется, мой голос не дрогнул. Надеюсь на это.
- Это значит, что в случае отказа, твоя юная жизнь оборвется в течение трёх дней. – Он картинно отвернулся, всем своим видом показывая, что торг здесь не уместен.
Моя жизнь,… мои цели,… мечты,…  всё могло пойти Кьюби под хвост из-за прихоти этого подлого кукольного ублюдка.
- Хорошо. – У меня просто не было выбора.
- Я знал, что ты поступишь разумно Итачи. – Песочник принялся рыться в шкафу в поисках чего-то. О том, что он ищет, мне тоже не хотелось думать. – Снимай одежду и иди сюда. – Совершенно спокойно продолжил он, не оборачиваясь.
Лицо покраснело просто мгновенно. Само по себе. Ксо. Но хуже чем смерть он мне ничего не сделает. Решив не капризничать, я послушно разделся и подошел к столу. На нём чего только не было…
Сасори обернулся, держа в пальцах маленькую красную баночку. Ухмыльнулся, откровенно любуясь моим телом.
- Из тебя бы вышла прекрасная…. – он оборвал себя на полуслове и широким жестом смёл всё со стола. Колбочки, кусочки кукольных тел, разные странные аппаратики, тряпочки…. всё это шелестя, звеня, и шебурша отправилось на пол. – Так, так… что тут у нас…. –нагнулся, выудив из образовавшейся кучи наручники, и проворно защёлкнул их на моих запястьях. – Это что бы ограничить радиус движений.
Этот гад словно специально говорил так….
Сасори самодовольно улыбнулся и одним движением сорвал с себя плащ, обнажая точеное кукольное тело. Противно взвизгнули кнопки. Лезвия на его спине слегка дрожали, издавая неприятный скрежещущий звук, а на его животе…. Во рту у меня моментально пересохло. Он же не думает использовать это… ксооо…. На его животе, словно гигантская рукотворная змея, шевелился, медленно разматываясь, длинный канат с железным наконечником. Кукольник решительно ухватил меня за подбородок. Ему явно понравилась моя реакция. Он забавлялся. Пальцы были мёртвые и  холодные, мне стало противно. Он отстранился и со звонким щелчком откупорил свою баночку.
Что это… 
Песочник запустил туда палец и, с довольным видом, облизал его.
- Подойди. – Я подчинился, вызывая неприятную ухмылку на его губах. – Молодец…
Он меня хвалил?
Сасори шагнул на встречу. Мы были одного роста, и эта его детская кукольная физиономия,… он запустил руку мне в волосы и притянул к себе, облизывая мои губы. Я дернулся назад. Липко. Невольно облизнулся сам. Вкус клубники.
- Кажется, я рано тебя похвалил… - Кукольные пальцы в волосах с силой сжались, и он впился ртом в мои губы, глубоко засовывая язык. Да… язык. Интересно из чего он у него сделан. Очень холодный поцелуй с клубничным привкусом. Он целовал меня долго, со вкусом, с расстановкой… так долго, что его губы успели согреться моим теплом. И это при том, что он ничего не чувствовал… при том, что каждое его движение – результат совершенной техники управления марионеткой. Параллельно с отвращением, откуда-то изнутри меня поднималась тёплая волна. Что за…. Он, наконец, оторвался от моего рта и, ухмыляясь, показал этикетку на банке. Афродизиак. Ксо… сначала яд, теперь это…
- Не могу же я насиловать такого красивого мальчика. – Самодовольно прокомментировал песочник.
А я стоял перед ним голый, безуспешно пытаясь подавить растущее возбуждение.
- Ну-ну… - металлический конец верёвки глухо лязгнул по полу, заставив меня невольно качнуться назад, но сзади был стол и я уткнулся в него попой.
- Ты хочешь так? Ну что ж… поворачивайся….
Я чуть мотнул головой.
- Что такое? Не хочешь противоядие? А… я знаю….  – его точеное лицо озарилось радостью. Сасори сделал неуловимое движение рукой, и в его пальцах оказалась довольно приличная, длинная стеклянная пробирка. Канат обвился вокруг моей лодыжки, не давая двинуться с места. Сасори стремительно шагнул вперёд, вжимая меня в стол. Вглядываясь в лицо…  - Потом посмотрю. – Он кивнул и, развернув меня, заставил уткнуться лицом в полированную поверхность. – Вот так… - он просунул мне руку между ягодиц и мягко погладил узкое колечко мышц. – Хотя нет. – Я посмотрел на Сасори через плечо и увидел, как он обмакивает пальцы в ту же проклятую склянку. Неет…. Моё тело и так уже почти не слушалось меня, а он хочет ещё этой дряни добавить… Марионеточник принялся круговыми движениями, почти нежно, поглаживать мой зад. Один скользкий и холодный палец, практически беспрепятственно, проник в моё тело, заставив меня невольно сжаться. Он, не отрываясь, смотрел на меня и медленно водил пальцем взад  вперёд. Я покраснел. Сам процесс… препарат вызывал довольно сильную реакцию организма, прикусив губу, я мотнул головой, пытаясь стряхнуть наваждение, но куда там,… в заднице уже довольно ощутимо зудело. Еще… Даа… его пальчик совсем свободно гулял в моей попке, когда он, наконец, вынул его, и моего входа коснулось что-то холодное, гладкое, и липкое, одного короткого взгляда назад хватило, что бы я увидел, как он вводит в меня ту самую длинную стеклянную штуковину. Я похолодел от ужаса. Но Сасори только усмехнулся и посоветовал:
- Не сжимай зад. Разобьётся… - мне стало страшно. Стекло во внутренностях, это вам не шутки… - Ты боишься… - его голос внезапно стал хриплым. Песочник присел на корточки,  разводя мои ягодицы руками. – Какой вид… - грязный кукольный извращенец любовался моими внутренностями сквозь стекло. Меня это пугало и возбуждало одновременно. Мазь его дурацкая хорошо действовала. Сасори чуть потянул пробирку на себя и снова вогнал обратно, стекло уже нагрелось, так что это было не так уж и неприятно. Я чуть прикусил костяшку пальца и выгнул спинку. Он хрипло засмеялся и, с противным звуком выдернув ее, отбросил в сторону. Послышался звон разбивающегося стекла.
- Пора попробовать что-нибудь посущественнее….  – на этот раз предмет, что в меня пихнули, был большим и приятным на ощупь. Я всхлипнул, ещё сильнее прогибаясь в пояснице. Марионеточник мягко поводил им в моей заднице, словно устраивая поудобнее, Его взгляд, словно прожигал моё тело, я буквально физически ощущал его,… послышался щелчок выключателя и я, глухо вскрикнул, ощутив как эта штуковина словно ожила у меня внутри, заставляя буквально захлебнуться от нахлынувших ощущений. Рот самопроизвольно наполнился слюной, а член напрягся и довольно-таки больно упёрся в край стола, я двинулся назад, что бы избежать неприятных ощущений, но, освободившись, почувствовал себя ещё хуже…. Я был так сильно возбужден, что готов был кончить прямо сейчас. Пальцы судорожно скребанули стол, колени дрожали... А Сасори нравилось. Он смотрел, как я извиваюсь на столе, закусываю губы, изо всех сил сдерживая рвущиеся наружу стоны.
- Ты так прекрасен сейчас… - его голос изменился, теперь в нём отчетливо слышался экстаз,  словно он… - Так прекрасен… Да-а… - он повернул колесико, и я с криком, сполз на пол, судорожно цепляясь за клеёнку на столе скованными руками. Эта штука внутри, билась, жила своей собственной жизнью, безжалостно тёрлась о простату, заставляя меня просто сходить с ума от похоти, изо рта тонкой струйкой потекла слюна, глаза закатились… теперь, я стонал не переставая, вскрикивая, вертелся, вытирая ему пол своими волосами. Он наклонился и, ухватив меня за хвостик, рывком поднял на ноги. Его кукольное лицо было обезображено похотью, а ещё… оно просто сияло от восторга.
- Да-а… вот так… - словно сумасшедший прошептал он и бросил меня на стол, но мне уже было всё равно, я хотел только кончить, но он не позволил мне, вытащил вибратор из моего зада и, с удовольствием, продемонстрировал его мне. Двадцать пять сантиметров… роскошный силиконовый член нежно-розового цвета. Не думал, что он увлекается подобными игрушками,… хотя при полном отсутствии собственной. Чертов извращенец и его извращенное искусство.
- Покажи мне как ты ласкаешь себя… давай,… и  я дам тебе кое-что получше этой бесполезной игрушки. Фальшивый орган выскользнул из его ладони и со стуком упал на пол. Поласкать себя? Да если бы я этого не сделала, я бы просто спятил,… облизав враз пересохшие губы, я коснулся руками своей груди, наручники мешали, но не на столько, что бы не дать мне делать то, что я хотел. Мягко погладил напрягшиеся от холода соски, чуть сжал их, нетерпеливо скользнул ладонями вниз по животу и сразу обхватил потными ладошками свою пульсирующую горячую плоть, которая была готова взорваться от напряжения. Прикосновение заставило меня громко застонать и толкнуться в собственные руки, я принялся двигать ладонями вверх вниз, глядя перед собой затуманенным страстью взглядом.
Сасори зорко наблюдал за моими действиями, его канат нетерпеливо постукивал по полу, словно змея, жадно поблёскивало стальное жало-остриё,… смертельно опасное,… трепетали лезвия, раскрывшиеся, словно крылья чудовищной птицы. Он снова не дал мне разрядиться, резко дёрнув за наручники.
- Ксоо… - я разочарованно застонал, пытаясь освободить руки, но кукольник держал меня крепко, свободной рукой он просто сменил насадку на своём канате. Даже в таком состоянии я смог оценить его размер. Он испугал меня. Я рванулся прочь, но его кишка мгновенно оплела моё тело, возвращая в исходное положение.
- Куда ты мой сладенький… - его голос звучал хрипло и насмешливо… - Иди ко мне, я сделаю тебе приятно… да… - его огромный инструмент ткнулся мне в рот. – Оближи это! – жестко приказал он. Как я не сжимал губы и не отворачивался, но, опасаясь за сохранность своих зубов, рот всё же пришлось открыть. Он сразу упёрся мне в горло, я задохнулся, пытаясь подавить рвотный позыв.  – Облизывай давай! Шлюха… я хочу это видеть!
Обидное слово… ксо… к счастью этот игрушечный член двинулся чуть назад, так я смог получить свой законный глоток кислорода и принялся старательно слюнявить его аппарат. Он ухмылялся и, ухватив меня за ноги, с силой согнул их, прижимая к груди, так что обзор моей задницы был у него просто великолепный. Поганый извращенец. Он радостно убрал свою игрушку ото рта и, с напускной нежностью, провёл ею по моему дрожащему телу, оставляя на нём влажную дорожку моей же слюны, обвёл бедро и прижался к разгоряченной дырочке. Ощущение прикосновения к моему изголодавшемуся заду было просто умопомрачительно. Я захрипел и двинул бёдрами навстречу, сам, насаживаясь на огромную головку. Всхлипнул, мотнув головой и, ещё шире развёл ноги. Выражение кукольного личика было как у заправского маньяка. Одним сильным движением он воткнул в меня свой агрегат сразу до упора. Так что снаружи остался лишь его извивающийся по полу канат. Я дико закричал, было просто невыносимо больно. Мои глаза расширились, наполняясь слезами, по подбородку текла слюна, волосы слиплись от пота и упрямо лезли в лицо.
- Всё-таки ты такой… совершенный… - он замер во мне, наслаждаясь выражением моего лица. Ему, неспособному получать удовольствие лично, было доступно лишь наблюдение,… но и глаза свои он использовал максимально.
Подождав ещё немного, он принялся водить в моих внутренностях своей огромной штуковиной, а я только громко вскрикивал при каждом толчке. Песочник крепко держал мои ноги, так что шевелиться я практически не мог. Прозрачные капельки пота уже давно скользили по моему телу, да что там, я был весь мокрый. И лишь надеялся, что эта игра у него будет последней. Его действия доставляли мне странное, извращенное удовольствие. Этот неимоверно толстый и длинный силиконовый член, скользящий во мне, заставлял меня просто бесстыдно выть от боли и удовольствия, словно улавливая мои ощущения, питаясь ими, мастер марионеток увеличил темп, буквально тараня мою кишку. Ещё немного и я больше не мог выдерживать это. С протяжным криком я кончил себе на грудь и живот фонтаном белёсой жидкости. К вони химикатов добавился специфический запах спермы. Он с ухмылкой отпустил мои ноги, а я уже, казалось, не способен был ничего чувствовать, моё тело так сильно затекло.… С характерным звуком он вытащил свою игрушку, провёл ладонью по моему торсу, поднял кукольную ручку, с интересом разглядывая, как смотрится моя сперма на аккуратных точеных пальчиках, чуть наклонив голову, улыбнулся, почти счастливой улыбкой. Молча направился к шкафу, набрал в шприц какой-то жидкости и холоднокровно всадил её мне в плечо. Было такое чувство, словно огонь потёк по моим венам, но я даже не поморщился.
- Одевайся и уходи. – Сасори отвернулся и снова занялся странным аппаратом в углу, потеряв ко мне всякий интерес, словно я больше не существовал для него.
Я быстро оделся и вымелся в коридор, мне не нужно было повторного приглашения.

А в последствии мы с ним, словно следуя какому-то негласному договору, никогда не вспоминали об этом инциденте.

Конец.

Продолжения не предусмотрено. (@/~\@)

0

19

Итачи_Учиха а я ужо читал, да)) Авторрр - я вас обожАю)..

0

20

Deidara
Домо~домо)))

0

21

Название: «Дневник» часть 3
Автор: Nakago_in_Kuto
Бета: Ворд & Мозг.
Фэндом: Naruto
Жанр: яой
Рейтинг: NC-21
Пейринг: Madara/Itachi
Предупреждения: педофилия, насилие (@/~\@)
Дискламер: это гнусный плагиат
Статус: в процессе.
Саммари: Итачи 13 лет. Первая встреча с Мадарой… и далее…

***

Шисуи…
Мы оба были в АНБУ. Очень скоро я стал командиром отряда, а он моим подчинённым. Естественно ему это не особо понравилось. Несмотря на это, он с улыбкой пожал мне руку, поздравляя с повышением. Он был вполне искренне рад за меня, хоть и завидовал.
А я смотрел на него и видел, как он умирает. В моих глазах он умирал бесчисленное множество раз, и каждый раз по-новому. Казалось, нет предела моему извращенному воображению.
С детства… да…. Для меня оно уже давно закончилось. Несправедливо. Я завидовал. Завидовал нормальным детям и презирал их непосредственность и простоту… ненавидел их. С детства мы с Шисуи были вместе. Кажется, моей матери нравилось, что он со мной… её это успокаивало. Напрасно. Мы просто тренировались вместе. Невольно его снисходительно-покровительственное отношение ко мне сменило признание… равенство. А ещё позже пришла хорошо скрываемая зависть. Моё проклятье. Во всём моём мирке только этот человек подходил под описание лучшего друга. Других вариантов просто не было.
Мой глупый, никчемный маленький брат не любил его. Это было видно с первого взгляда. Он ревновал, злился,… он мечтал, что бы его не стало. Презабавная ситуация. Не бойся Сазке,… Шисуи исчезнет. И ты даже не представляешь, почему… усмешка кривит мои губы и тут же исчезает.
- Нии-сан! Тренировка! – он бежит ко мне, вглядываясь в моё лицо преданным щенячьим взглядом.
- Не сейчас Сазке. Я занят. – Привычным движением щелкаю его по лбу. Маленькое недоразумение. Если бы только тебя не было,… в груди что-то щемит,… как бы повернулась моя жизнь…
- Но ты обещал! – Он обиженно поджимает губы.
- Извини Сазке. – я чуть качаю головой.
- Обманщик!
Я его цель… его бог. А мой бог – Мадара.
Но моя цель так омерзительно далека… завтра собрание клана. Перед ним я сделаю тебя ближе.… И никакой Сазке не отнимет тебя у меня! Я отворачиваюсь и ухожу, оставив братца дуться в коридоре. Мне нет до него дела. Я не хочу быть богом.

Время тянулось просто невыносимо медленно. Но я верил в совершенство моего плана, а так же в то, что он ждёт меня, хотя временами я беспокоился о том, что заставляю его ждать слишком долго… Мадара. Учиха Мадара….

***
Всё прошло как по маслу. Без сучка, без задоринки… идеально как всегда…
Я стоял на берегу, гладя в чёрные волны, поглотившие тело моего единственного друга, чувствуя странную пустоту в душе,… словно только что я убил самого себя.
- Шисуи… - беззвучно шевельнулись мои губы, - прости….
Он не был удивлён тому, что я позвал его, он как всегда улыбался, улыбался даже тогда, когда я убивал его. Но всё же… последнее что я увидел в его взгляде своими новыми глазами, была зависть. Чувство отвращения ко всему миру внезапно наполнило меня до краев,… Что бы не закричать я вцепился зубами в свою ладонь.
Мёртвый Итачи пытался родиться заново, слепой, беспомощный, но уже отравившийся жизнью, он ворочался в моей душе, не желая видеть, слышать, знать…. Ненавидя весь  мир, он хотел умыться в чужой крови, хотел сложить горы трупов, наслаждаться дымом пожарищ…. Он хотел подарить людям ад. Безумие надвигалось на меня неодолимой черной стеной, и странная гнетущая тяжесть в глазах только усугубляла это ощущение.
Внезапно меня резко схватил кто-то. Я вздрогнул и рванулся прочь, стремительно выхватывая кунай, но сильные пальцы больно сжали моё запястье, вынуждая выпустить оружие, и чуть хрипловатый, знакомый голос жарко зашептал в ухо:
- Тише,… тише мой мальчик… - Мадара. Напряжение словно взорвалось в моём теле, обернувшись неимоверной слабостью, мои колени подогнулись, и я бы рухнул на землю, если бы он не поддерживал меня. – Тише…
Он стоял за моей спиной, так что я не видел его лица, Только его руки, обнимавшие меня, едва ощутимо дрожали. Внезапно он сжал меня так сильно, что я тихонько вскрикнул, он чуть склонился, и теперь его дыхание обжигало мою шею.
- Ты ещё такой…. Такой невинный… - севшим голосов прошептал он, - это не правильно…. Не верно…
Что… что это значит,… хотел я спросить, но голоса не было. А он повалил меня в траву, не выпуская из объятий, прижал к земле всем своим весом, не давая дышать, запустил руку под кофту, а второй успокаивающе поглаживал меня по волосам. Мне стало как-то не по себе от этих прикосновений, но я не мог даже пошевелиться.
Его пальцы чуть сжали мой сосок, и я шумно выдохнул.
- Мадара-сан…
- Что мой мальчик? – он сделал лёгкое, но очень выразительное ударение на слове мой и, одним движением, сорвал с меня кофту.
Мы и раньше обнимались лежа голышом, но почему-то именно сейчас мне захотелось убежать. Но я не мог. А его горячие губы уже прижались к шее, заставляя меня невнятно всхлипывать, руки скользнули по моей груди и ниже, словно изучая каждый миллиметр моего худенького детского тела. Мне было приятно и страшно одновременно. Его ладонь погладила мой живот и упёрлась в брюки. Он длинно лизнул меня в шею и принялся их расстёгивать, я покраснел и ухватился за пояс обеими руками. Что-то неправильное, необычное, было во всём этом. Мадара приподнялся и вопросительно заглянул мне в лицо. Я забыл все слова, отчаянно то, краснея, то, бледнея,  хотел сказать, что бы он остановился, но язык меня не слушался. Он чуть усмехнулся и принялся довольно-таки настойчиво поглаживать мой пах сквозь штаны, не отрывая взгляда от моего лица. Казалось, я был уже просто малиновый, уши и щеки горели от смущения, каким-то отчаянным жестом я ухватил его за руку, одними глазами прося его остановиться.  Напрасно… его ответный взгляд, тёмный, с непонятным огнём в глубине, отчетливо дал понять, что нет. Как бы я не просил, что бы не делал,… он мягко улыбнулся и осторожно завёл мне руки за голову, удерживая за запястья.
- Ну что ты, Итачи-тян… - он плотоядно облизнулся, и удивительно нежно провёло языком по моей нижней губе. Итачи… тян?... Что …что он,… он… все дальнейшие мысли, возражения были стёрты поцелуем. Мой… мой первый поцелуй был нежным и лёгким, словно моих губ коснулись крылья бабочки. Я закрыл глаза. Мне хотелось разреветься. Шисуи как-то показывал мне порнографический журнал, меня тогда это не заинтересовало, он сказал что я, видимо, ещё маленький.…  Но происходящее сейчас было где-то за гранью реальности. Почувствовав моё настроение, Мадара мягко погладил меня по волосам и прошептал:
- Тебе понравиться… - а я не мог уже ничего возразить. Я даже не заметил, как он стянул с меня штаны и, расстелив свой плащ, приглашающее похлопал по нему ладонью. – Иди сюда…
Я повиновался. Лежать на нагретом плаще было куда приятнее, чем на земле. Я лежал, подтянув к груди тощие коленки, и смотрел, как он раздевается сам, обнажая красивое взрослое тело, на которое я так любил смотреть, и к которому я любил прижиматься,… по вечерам, после тренировки,… он был просто великолепен,… я мечтал, что бы у меня было такое же тело, когда вырасту…
Он разделся полностью и повернулся, что бы я мог, как следует, оценить его тело. Он красовался, с ухмылкой глядя в моё испуганное лицо. Он что… хочет делать это со мной?....Его покачивающийся при каждом движении, стоящий член, не оставлял мне ни малейших сомнений.
- Нет… не надо… - я умоляюще заглянул ему в лицо. Он усмехнулся и нарочито медленным движением забрался ко мне на плащ.
- Как ты можешь говорить такое,… Итачи,… ты же теперь проклят,… так же как и я,… это проклятье мангекью… убийство твоего друга было только первым шагом… - он жарко шептал это мне в ухо, ладонями поглаживая и, временами, чуть сжимая мою попу. – Ты не можешь идти дальше, оставаясь таким,… это будет неправильно… - казалось, он уже не особо думает, что говорит. Между тем, он поднёс руку к моим губам, чуть прижал их, погладил и улыбнулся.
- Давай, оближи их… - я не понимал, зачем, но приказ выполнил. Его пальцы скользнули в мой рот, нежно поглаживая язык. Что я мог с этим сделать… да ничего. Любое сопротивление было бессмысленным…
Если бы отец узнал об этом, он бы меня убил.
Наконец, он убрал пальцы, мягко и успокаивающе поцеловал меня.
- А теперь раздвинь ножки…
Нет…Нет! Не хочу!... Наверное, это так очевидно отразилось в моих глазах, что он снова склонился к моим губам и прижался к ним ртом, силой раздвигая мне ноги. Его поцелуй стал более грубым, язык властно прошелся по рядам зубов, коснулся языка, завлекая меня в странную, но приятную игру. Мне стало не хватать воздуха, и я ухватился руками за его широкие плечи. Он раздвинул мне ягодицы и влажный от слюны палец прижался к моей дырочке, заставляя меня невольно сжаться.
- Тише… расслабься… - хрипло прошептал он и занялся моей шеей, слегка посасывая и покусывая нежную кожу, вызывая у меня массу разнообразных ощущений. Тихий стон. Мои коленки дрогнули, самопроизвольно разъезжаясь в стороны. Мадара лизнул мою шею и слегка прикусил мочку уха, заставляя меня жалобно всхлипнуть. Его палец, мерно поглаживающий мой задик, вдруг с силой надавил, преодолевая узкое колечко мышц. Это было очень неприятно, так что я завертелся, сжимая задницу.
- Ну-ну… - он прижал меня коленом, и принялся целовать, пытаясь успокоить. Палец у меня внутри мягко двигался, - Итачи… расслабься,… дай мне тебя растянуть…
Растянуть? Зачем… хотя, тогда я уже знал зачем. Я просто не хотел, отказывался в это верить.
- Тише… - Мадара присоединил второй пальчик, и, скользнув вниз по моей груди и животу,  покрывая их лёгкими поцелуями, неожиданно обхватил губами мой член. Он поместился ему в рот целиком, о каком размере может идти речь, когда мне всего тринадцать лет. Ребёнок еще… Я испуганно вскрикнул и упёрся ему руками в плечи. Мужчина поднял на меня чуть насмешливый взгляд и его острый язычок принялся играть со мной. Одновременно он двигал пальцами у меня внутри. Я задохнулся от нахлынувших ощущений, было так странно… так… приятно? Тихонько постанывая, я прикусил костяшку пальца, а он так увлёкся, что уже вовсю сосал, аккуратно разводя пальцы в моих внутренностях. Это было неприятно, но терпимо. Язык и губы Мадары вполне компенсировали это. Я, всхлипывал, дрожал всем телом, но терпел.
- Ну же… расслабься, мой сладенький… - хрипло прошептал он, оттягивая языком нежную кожицу. Неужели ему не противно делать это… его пальцы уже довольно легко шуровали в моей попке, задевая что-то у меня внутри, с каждым разом заставляя меня тихонько вскрикивать, и вертеть задиком… И уже не хотелось, что бы он остановился…
- Ну вот,… хорошо…. – выпустив член изо рта, он провёл языком по моему дрожащему животу выше, чуть прикусил нежно розовую бусинку соска, вызывая у меня тихий жалобный стон. Мадара подхватил мои ноги под коленки, закидывая их себе на плечи, с довольным видом усмехнулся и прижал свой член сочащейся от смазки головкой к моей дырочке. Как ни странно, но было довольно-таки приятно… пока он не начал пропихивать его внутрь. Это было просто ужасно. Я закричал от боли, но его узкая ладонь мгновенно зажала мне рот.
- Тихо… не кричи… тихо…. – он протолкнулся где-то наполовину и замер, давая мне привыкнуть, - ты же не хочешь, что бы сюда сбежалось пол Конохи?
Я отчаянно смотрел на Мадару большими мокрыми глазами  поверх его ладони.
- Ну же, будь хорошим мальчиком, расслабься, а то ты меня так зажал… - мужчина с силой надавил бёдрами, заставляя меня отчаянно замычать от боли изо всех сил забиться под ним. – Тихо! – строго произнёс он, сердито глядя на меня. – Порвешься же дурашка,… потом несколько дней сидеть не сможешь… ну? Не будешь кричать?
Я одними глазами сказал что да. Попривык уже немного к боли. Он медленно убрал руку и ободряюще улыбнулся. – Расслабься… - я искренне постарался выполнить его указание, но довольно безуспешно. Ощущение непомерно растянутой попки было просто ужасно. Я мог только судорожно дышать, дрожа всем телом, закусывая губы. Он задумчиво посмотрел на меня и, потянувшись, взял и скомкал свою кофту. – Не кусай губы, что подумает Фугаку.
Но думать об отце у меня не было ни сил, не желания, а он с умным видом заткнул кофтой мне рот. – Зажми… - шепнул он и одним рывком насадил меня на свой кол до самого основания. Я сжал зубы, гася кофтой рвущийся наружу крик. По щекам покатились непрошенные слёзы, а Мадара с усмешкой стёр их ладонью и облизал пальцы.
- Тихо… скоро всё закончиться… - он немного подался назад, и я почувствовал небольшое облегчение, только я напрасно радовался. Мужчина довольно застонал и вновь качнул бёдрами, затем ещё раз… и ещё… и ещё… я хныкал, ныл, отчаянно сжимая в зубах его кофту, пальцами комкая его плащ, по моему лицу струились слёзы, я мог только терпеть и ждать, когда всё закончиться. Мадара двигался всё быстрее, его лицо исказилось от страсти, он явно получал удовольствие, раз, за разом вбиваясь в моё тощее тело, с силой сжимая мои бёдра, оставляя синяки на нежной коже.
- Ты такой узкий…. Такой сладкий… потерпи ещё немножко…Итачи… мой Итачи…. – его хриплый голос, со стоном выдохнувший моё имя,… несмотря на то, что мне было очень больно, я внезапно почувствовал тепло. А он трахал меня на своём плаще, тринадцатилетнего мальчишку с женским именем, ещё не смывшего кровь лучшего друга со своих рук, словно утверждая, таким образом,  свою власть надо мной. Мой Итачи…. Да… Я ваш… Учитель… Его движения участились и последний раз, особенно сильно врезавшись в моё тело, он кончил, своим семенем принося некоторое облегчение растянутым внутренностям. Упал на меня, с трудом переводя дыхание. А я, дрожащей рукой вытащил изо рта обслюнявленную ткань. Он посмотрел искоса в моё лицо и, приподнявшись, вышел из меня. Зад жгло словно огнём. Я всхлипнул и заревел, отчаянно и зло, стирая ненавистные солёные капельки со щёк. Мадара крепко взял меня за подбородок, и уставился в глаза, словно гипнотизируя взглядом.
- Не реви. Первый раз всегда больно. – Я хлюпнул носом и испуганно моргнул. – Потом будет полегче. Приятно даже… я обещаю. – Он значительно ухмыльнулся и легко поцеловал меня в губы.
Что я мог ответить на такое… ничего.
Я промолчал.

\продолжение следует...\

0

22

Название: «Дневник»  часть 4
Автор: Nakago_in_Kuto
Бета: Ворд & Мозг.
Фэндом: Naruto
Жанр: яой
Рейтинг: NC-17
Пейринг: Itachi и его руки)
Предупреждения: педофилия (@/~\@)
Дискламер: это гнусный плагиат
Статус: в процессе.
Саммари: Итачи 13 лет. Первая встреча с Мадарой… и далее…

***

- Где ты был? Ты пропустил собрание клана!

Отец был зол. Они с матерью, видимо, решили учинить мне очередной разнос. Несмотря на то, что эта женщина всегда молчала, она поддерживала его. Я видел это, знал это…

- Я был на задании. – Сидя перед ними, я всем телом чувствовал их подозрение. Чужие эмоции… не люблю, когда они касаются меня. Я хотел тишины и покоя. Хотел уйти в свою комнату и лечь.

- Каком задании? – Отец хмурится и сжимает губы в узкую полоску, а у меня так ноет зад, что сидеть становится уже просто невыносимо.

- Я не могу сказать. – Мой голос звучит ровно, как обычно. Внешне я спокоен. В коридоре слышаться осторожные шаги, но отец их не замечает.

- Это собрание очень важно, твоё присутствие…  - бла, бла, бла.… Опять он завёл старую песню,… приняв вид внимательного слушателя, я незаметно прислушиваюсь к робким шагам. Остановились возле чуть раздвинутых седзи. – Надежда клана… связь с деревней…

- Сазке, иди в туалет и ложись спать. – Я чуть улыбаюсь, мне нет нужды даже оборачиваться.

Братишка вздрагивает и шарахается от щелки, через которую смотрел на меня, виновато потупив взор.

- Да, Нии-сан….

- Сазке! Почему ты не в постели!? Сейчас же ложись… - отец переключает своё внимание на младшего. Чудесно, я сбил его с мысли.

Мать смотрит на него и улыбается.

Наконец, они отпускают меня.

Я такой вежливый… моя защитная маска безупречна.

Лёжа на кровати в своей комнате я смотрю на плафон, прикреплённый к потолку. Возле него, привлеченная мягким светом вьётся ночная бабочка. То так его облетит, то эдак.…Сейчас она ещё может улететь… в отличие от меня.

Тихий вздох.

Мадара… я всё же чувствую себя… использованным? Чуть касаюсь своих губ, мягко провожу по шее,… зад болит просто неимоверно. Он велел помазать мазью… нехотя встаю и начинаю раздеваться, ненароком касаясь себя. Что-то изменилось в моих ощущениях, раньше мне было всё равно, а сейчас… Мадара… его губы, его руки…

Он долго сидел со мной, успокаивающе гладил по волосам,  прижимая к себе. Потом отнёс в реку, смывая проточной водой все следы с моего тела, а когда я немного пришел в себя, он сказал кое-что гораздо более ужасное, чем-то, что он сделал. Он сказал, что мангекью шаринган, так называются мои новые глаза, со временем погрузит меня во тьму. Объяснять он ничего не стал, заявив, что я сейчас адекватно воспринять информацию не смогу.

Звонко щелкнула крышка от баночки с мазью, я сел на кровать и широко развёл ноги. На бёдрах четко виднелись синяки оставшиеся от его прикосновений, тёмные пятнышки на белоснежной коже. Держа баночку в руке, я обмакнул туда пальцы, провёл самыми кончиками по животу, оставляя блестящие жирные дорожки. Приятные ощущения причудливо переплелись с болевыми, я, чуть помедлив, скользнул ладонью по внутренней стороне бедра и прижал указательный палец к пульсирующей болью дырочке, принялся мягко поглаживать непривычно растянутое колечко мышц, втирая мазь. Прохладно и удивительно приятно. Невольно вспомнил ощущение его влажной головки, прижавшейся к моему заду,… и, забывшись, ввёл два пальца в растревоженную кишку, мгновенно скрипнув зубами от боли. Ксоо… я шумно выдохнул, осторожно вытащил пальцы и, набрав побольше мази, сунул их обратно, мотивируя, оправдывая, если хотите, подобный поступок тем, что изнутри тоже надо помазать. Пальцами упёрся в простату и тут же откровенно застонал от боли и удовольствия. Замер, судорожно дыша и, отбросив банку, обхватил свой член свободной рукой. Он стоял как кол. Мадара…. Я чуть сжал свой орган и принялся двигать ладонью вверх и вниз по стволу, представляя своего учителя, вспоминая его поцелуи… его руки блуждающие по моему телу… постепенно увеличивая темп, лаская себя изнутри и снаружи, я совершенно терял над собой контроль. Сейчас, когда я был один, всё казалось не таким уж и страшным, даже то, что он изнасиловал меня, не могло заставить меня остановиться. Ещё несколько движений и я, громко вскрикнул, кончив себе в кулак.

Девочка с проткнутой дыркой.

Устало откинулся на спину, всё моё тело так приятно расслабилось…

И всё же нет мне покоя в этом доме…

Громкий стук в дверь прервал моё блаженство. Я вздрогнул и вскочил на ноги, стремительно вытирая руки о простыню. Завернувшись в одеяло, поковылял к двери. Ну что еще,… слегка приоткрыв дверь, я высунул нос в коридор.

- Итачи в чем дело. Почему ты кричишь посреди ночи?

Ну, надо же,… отец решил проявить заботу…

- Мне… просто приснился кошмар… - я постарался, что бы мой голос не дрожал, но, кажется, это у меня плохо вышло,… в любом случае он принял это за проявление страха.

- Шиноби не должен орать, если ему приснился дурной сон. – Отец брезгливо сморщился и, отвернувшись, направился в свою комнату, - Спокойной ночи Итачи.

- Да отец… - я закрыл дверь и буквально сполз по стенке на пол. Меня всего трясло. Ксо,… почему  я должен отчитываться перед ним за всё то, что делаю?! Тёмное чувство в моей груди, родившееся после смерти Шисуи вновь зашевелилось. Словно просыпающийся дикий зверь, посаженный в клетку, я хотел свободы. Отец… Мать… вечно надоедающий Сазке.… Ненавижу, всех ненавижу…

***

 

Сазкин дневник.

Хорошие оценки… он так старается, а отец всё равно не похвалил его.

Сазке сидит рядом и забавно надувает губы. Словно движимый чем-то, я улыбаюсь и говорю:

- Таких братьев как мы больше нет… - ненавижу ли я его на самом деле? Сейчас я не знаю,… он такой маленький. Он смотрит на меня и улыбается, так, как будто для него нет никого дороже меня. Глупыш. Он восхищается мной, не хочет проигрывать мне, хочет, что бы я посмотрел на него как на равного. Что ж, заслужи это Сазке….

- Ты ненавидишь меня? – Он так наивно распахивает свои глазенки. Наверное, я сейчас готов понять свою мать. Я никогда не был таким. На всех фотографиях Учиха Итачи по-взрослому серьёзен. Внезапно, мне становиться грустно, что я не такой как он. – Я всегда буду перед тобой, как стена, которую нужно преодолеть. – Конечно, он не понимает меня, когда-нибудь ты поймёшь… Отото… интересно, а смогу ли я преодолеть свою стену…

Чужие голоса зовут меня, отвлекая от грустных мыслей. Я выхожу. Хм, представители клановой власти, что они тут забыли? Они так откровенно злы. Вот оно что… они нашли тело Шисуи…

- Мне очень жаль…мы с Шисуи в последнее время редко виделись. – Вежливая маска надёжно закрывает моё истинное чувство. Но в их глазах я вижу, как вечная зависть становиться злобной радостью. Словно они счастливы, что я хоть как-то оступился перед ними, словно моя незапятнанная репутация гения наконец-то дала трещину. Пусть это даже их домыслы,… но они со смаком окунают меня в грязь, обвиняя в его смерти. Собаки,… ничтожества,… мусор! Ненависть вскипает во мне могучей волной. Раздавить, уничтожить… и не потому, что они обвинили меня, что вполне справедливо, а потому что из всех возможных вариантов они пришли именно ко мне, что искали хоть малейший повод привязаться. Мя рука сжимает предсмертную записку Шисуи написанную мною же.

- Вы обвиняете меня?!

Откровенная ненависть в трёх парах шаринганов в ответ. И я срываюсь. Нет, они не поймали меня за руки. Они ненавидели меня просто так. Потому, что я оказался не таким как они. Быть другим уже преступление. Они лежат в пыли, поверженные, а я стою над ними, но не чувствую никакого удовлетворения. Слабаки,… и это представители власти, могучей деревни Коноха. К черту! Подошедший отец недоволен, но и в его глазах я вижу горечь пополам с радостью, словно он тоже доволен моим падением. Ненавижу. Что мне его приказы, он такой же, как и все. Брошенный умелой рукой кунай пронзает символ клана на стене. Я говорю, необычно долго… выплёскивая всю накопившуюся обиду и боль, внезапно ставших ненавистью и презрением. А они уже жаждут посадить меня в тюрьму. За что?! За инакомыслие… за слова… смутьян посмевший выставить на показ свои чувства.

- Нии-сан! Хватит! – Испуганный детский голос словно рассеивает туман перед глазами. Передо мной стоит отец и с немым укором смотрит на меня. Он разочарован,… а ещё… испуган? Я допустил ошибку. Рано. Почему я подумал так, я и сам не знаю. Надо срочно принять вид кающегося грешника…

Удар сердца, один, другой… я опустился на колени в ритуальном поклоне и извинился перед этими скотами.

- Я не убивал Шисуи… - пусть они слабы, но всё же я не в состоянии один справиться со всем кланом. Не в мои 13 лет. Ещё рано. Отец довольно легко уладил мой вопрос и прошел в дом, даже не взглянув на меня, фактически он за меня поручился. Почему-то мне кажется, что он не станет меня за это ругать. Словно теперь я для него опасное дикое животное, которое он вынужден держать в своём доме. Шаринган в глазах непроизвольно приходит в движение, складываясь в новый узор. Сазке, прижавшийся к косяку, испуганно смотрит на меня. Что? Тоже боишься меня глупый маленький брат?

Дорожная пыль такая тёплая и сухая…



***

Мадара… У-чи-ха Ма-да-ра …

Я сижу на его плаще, подтянув колени к груди. Почему-то именно рядом с ним я кажусь себе ребёнком, и не потому, что он настолько старше меня…  просто я так чувствую и всё.

- Интересно… – в ответ на мой рассказ, он ухмыльнулся и хитро посмотрел на меня, - так они всё-таки заподозрили тебя…

Я хотел услышать ещё про тайны мангекью шарингана, а вместо этого сам начал ему рассказывать про тот инцидент с кланом.

- Да. – Я положил голову на коленки. Он грациозно потянулся и как бы невзначай мягко обнял меня за плечо.

- Итаа-чи… - он выглядел расслабленным и довольным, - ты же понимаешь, что с ними у тебя нет будущего…

Я молча кивнул, не глядя на него. Он был безоговорочно прав. Мужчина уткнулся носом мне в шею, щекоча своим дыханием.

- Они не отпустят тебя просто так, мой мальчик… хочешь стать свободным? Делать, то, что тебе хочется… - Мадара мягко толкнул меня, и я упал на спину, он навис надо мной и легко поцеловал в губы. Конечно, я хотел свободы,… но… я молчал. А он ухмыльнулся и продолжил говорить, перемежая слова с поцелуями, - я могу помочь тебе, если ты захочешь… Итачи…

Я хотел. Он прочел это в моём взгляде.

Вдруг резко отстранился и совершенно серьёзно посмотрел на меня.

- Ранее я говорил тебе о тьме, к которой приближает каждое использование мангекью шарингана, это неизбежная плата за могущество. Но есть способ избежать слепоты.  – Мадара хмурился, и, казалось, он нервничает при одном упоминании об этом. – Ты должен привести своего брата к получению таких же глаз как у тебя,… а потом...  – он испытующе посмотрел в мои глаза, - забрать их.

Мир упал мне под ноги. Забрать глаза Сазке? Заставить его, любимого матерью и отцом убить своего лучшего друга.… Второе казалось просто невероятным. Тот нежный, ласковый и ранимый Сазке, никогда не сделает ничего подобного,… если только… если только не лишить его всего. Я закусил губу. Но если он,… он видит, значит,… я поднял взгляд на Мадару. Мне стало любопытно, верна ли моя догадка,… но он предупредил мой вопрос:

- Я сделал это. – Жестко произнёс он. – Так я получил ещё большую силу и… бессмертие…

Эта стена… хватит ли мне сил преодолеть её...?

- К 22-23 годам твои глаза перестанут видеть свет.

Его слова были сродни приговору, выбор был невелик. Либо я, либо Сазке, третьего не дано. Сейчас я не особо осознавал всю трагичность ситуации, понимание придёт много позже,… а сейчас я стоял на распутье.

- У тебя есть время всё обдумать. – Мадара чуть усмехнулся, - ты скажешь, если решишься…

Я не хотел быть слепым. Это означало, что в 23 года я умру как ниндзя, как человек… превратившись в бесполезный, никому не нужный мусор. Я с ужасом уставился на него. У меня не было выбора, в конце концов, меня уже подозревают, да и все в клане, пожалуй, кроме брата, мне никто по большому счету… я невольно облизал мгновенно пересохшие губы, нервно кашлянул,… я хотел сказать, но голос не слушался меня, словно протестуя против моего решения. Он понял всё без слов. Обнял меня, прижимая к груди, и погладил по волосам…

- Ты нужен мне,… пойдём со мной,… - тихий шепот и мягкий поцелуй в макушку.

В тот момент я всё решил, враз перечеркнув всю свою прежнюю жизнь.



\продолжение следует…\

0

23

Название: «Ценность момента»
Автор: Nakago_in_Kuto

Бета: Ворд & Мозг.

Фэндом: Naruto

Жанр: яой
Рейтинг: NC 21
Пейринг: Kakuzu/Itachi
Предупреждения: Щупальца (@/~\@)

Дискламер: это гнусный плагиат

Статус: закончено

Саммари: любопытство. Всё зло от этого.

От автора: писалось сие на заказ для Hikari_no_Go *(^/~\^)*

 

Я не знаю, что заставило меня согласиться на подобную авантюру. Может быть … любопытство? Что сказать… я удивился, когда этот высокий странный человек, лицо которого всегда было скрыто полумаской, обратил своё внимание на меня. Его зелёные глаза всегда смотрели так, словно он оценивал всё его окружающее только с точки финансовой ценности. Какудзу. Финансист организации Акацки.

Протянутый его рукой новый шнурок для волос не был чем-то особенным, такой можно было купить на любом рынке. Дешевка, проще говоря. Но в глазах Какудзу он был скорее каким-то символом.

И я взял его. Прожигаемый пристальным оценивающим взглядом, словно он решал, стою ли я его небывалой «щедрости».

- Пойдём. – Его голос был низкий и хриплый, словно карканье старой вороны. Он аккуратно, но решительно взял меня за локоть. Как дорогую, только что купленную вещь.

Я не возражал, а он повёл меня по коридору вглубь пещеры, туда, где была его комната. Как и ожидалось, это было самое настоящее логово скряги. Ни одной лишней вещи, ни одного украшения,… но в тоже время удивительно уютно… и простыни на кровати были хоть и поношенные, но чистые, аккуратно заправленные. Он кивнул мне на постель и, отряхнув от невидимой грязи, повесил свой плащ на вешалку в углу.

Я быстро разделся  и принялся наблюдать за ним,  всё его тело, с довольно-таки тёмной кожей, было покрыто сетью шрамов различной величины, зашитых грубыми нитями. Я никогда не видел его в деле, наверное, это видел только Хидан... и Пейн, возможно Мадара. Он повернулся откровенно разглядывая меня. Я облизнул губы и чуть нервным жестом убрал за ухо прядь непослушных волос.

- Я не буду нежным. – Резко сказал он, словно предоставляя мне шанс отступить. Я почему-то подумал, что в этом случае придётся возвращать шнурок, и чуть заметно усмехнулся, мысль была забавной. Какудзу принял мою ухмылку за согласие и, подойдя вплотную, толкнул меня, так что я упал на спину. То, что я увидел потом, заставило меня буквально застыть от неожиданности. Нити… нити из шрамов,… словно тонкие змеи, высовывались из дырок и шевелились,… росли,… словно живые,… словно в плохом кошмаре. Его зашитый рот растянулся в чудовищной улыбке, он склонился ко мне и его нитки, словно червяки заскользили по моей шее, щекоча и заставляя невольно предпринять попытку отодвинуться. Он резко выдохнул и прижался губами к моему рту, я почувствовал, как его нити оплетают мой язык, такие странные ощущения, сильнейшее отвращение и возбуждение. Одновременно он ощупывал моё тело, грубо и деловито, как торгаш на базаре выбирает овощи. Безобразное сравнение. Его нитки, были скорее не нитями даже, а тонкими сухими щупальцами, вскоре они заскользили по моему телу, будто меня одновременно трогали сотни рук. Это было приятно, несмотря ни на что, и я  тихонько застонал ему в рот. Его отростки были повсюду, обвивали мой вставший член, оттягивая кожицу, гладя, проникая повсюду, даже в маленькую дырочку на блестящей от смазки головке… я ухватился за его плечи, царапая их ногтями, а мой крик гасился поцелуем. Если конечно это действие можно было назвать подобным словом. Нити оплели мои щиколотки и с силой развели ноги в стороны, я протестующее замычал, но мои руки постигла та же участь. Щупальца раздвинули мои ягодицы, и, теперь щекоча и дразня, поглаживали вход в мою попку, наконец, одно осторожно исследовало его, преодолевая узкое колечко мышц, к нему присоединилось второе, потом третье… четвёртое… и ещё и ещё, постепенно наполняя меня. Какудзу оторвался от моих губ, но его нити по-прежнему ласкали мой рот, он был похож … на чудовищного осьминога с тысячей маленьких суетливых ножек. Его глаза сияли изнутри зелёным огнём, а внизу живота вздыбился стоящий член, пожалуй, он был единственным местом на его теле, где не было шрамов. Толстый, чуть расширяющийся на конце, с выступающим узором вен и блестящей каплей смазки на головке. Он любовался мною, развратно развалившимся на его постели, оплетенным, словно паучьей сетью, его постоянно движущимися нитями. Короткий всхлип, и я выгнулся на кровати, его щупальца нещадно щекотали и гладили предстательную железу.

Один мой взгляд мог изменить всё, но я, движимый любопытством, искал новых острых ощущений, а этот загадочный любитель дорогих шуршащих бумажек, был просто идеален для подобной игры. Нити резко сжались, он перевернул меня на живот, ставя на  четвереньки, шершавыми тёмными ладонями ухватился за ягодицы и принялся их грубо мять и тискать, должен признаться, что это здорово возбуждало. Мокрые от слюны нити, покинули мой рот и теперь щекотали шею и плечи, я откровенно и пошло застонал, выпячивая зад навстречу его рукам. Щупальца резко разошлись у меня внутри, растягивая попку просто непомерно и, заставляя меня дёрнуться и зашипеть от неожиданности, а он руками развел мои ягодицы и принялся проталкивать свой член в растянутую дырку. Я задыхался, скованный его паутиной, но щупальца на моём члене сновали не переставая,… наконец, он протолкнулся внутрь и принялся медленно, с явным наслаждением, трахать меня, раз, за разом, поражая простату. В этом уже не было ничего необычного, просто секс, пусть и с некоторыми отклонениями. Я стонал, кусая губы, и выгибался от удовольствия, подставляя задик.

И я, и он знали, что я больше не приду к нему в каморку, Я кончил, глухо вскрикнув, брызнув спермой прямо на его чистую простыню. Чуть позже кончил и он, вытащив из меня член, полил мою спинку горячими тягучими каплями и широкой ладонью растёр по спине и ягодицам, так, что у меня осталось только одно желание… немедленно направиться в душ.

Выходя, я столкнулся в дверях с Хиданом. Священник мгновенно оценил ситуацию, глумливо оскалив зубы, что-то крикнул мне в след, но мне не было до него никакого дела. Я до последнего чувствовал спиной сомневающийся взгляд зелёных глаз, словно Какудзу всё не мог решить, стоил ли я его подарка, или нет.

 

Конец.

Продолжения не предусмотрено. (@/~\@)

0

24

Название: «Тихий вечер»
Автор: Nakago_in_Kuto
Бета: Ворд & Мозг.
Фэндом: Naruto
Жанр: яой
Рейтинг: R
Пейринг: Kisame/Itachi
Предупреждения: зоофилия не? (@/~\@)
Дискламер: это гнусный плагиат
Статус: закончено
Саммари: Эмоциональная зарисовка, ничего особенного, ни к чему не обязывает. Просто мысли.

***

Кровавая миссия в незнакомом северном краю…
Повсюду искрящийся белый снег, холодно, и невыносимо мёрзнут пальцы,… никакой костёр не может согреть их.
Зато кровь смотрится просто незабываемо, алые брызги на нетронутой белизне, словно кто-то разлил дорогое вино…
Кутаясь в форменные плащи и стуча зубами от холода, Итачи и Кисаме решили в кои-то веки побаловаться на горячих источниках.

***

Маленькая уютная комната, освященная трепещущим огнём из камина, вожделенное тепло, когда можно скинуть заледеневший плащ и устроившись в мягком кресле, вытянуть к огню замёрзшие ноги, долго сидеть, потягивая ароматный чай из маленькой глиняной чашечки, грея озябшие руки,… а потом неторопливо раздеться, и направится в купальню, дабы дополнить удовольствие посиделками в горячей ванне….

***

Тихо.
Тепло.
Горячий пар в морозном воздухе.
И снег.
Он медленно кружиться в холодном небе и тает, не успев достигнуть воды.
Это создаёт какую-то сказочную атмосферу.
«Хорошо…» Учиха Итачи едва заметно улыбнулся и удовлетворённо вздохнул.
Раздавшийся шорох открываемой двери заставил парня слегка напрячься. «Кисаме…» очарование вечера было безвозвратно уничтожено.
- Ничего, если я присоединюсь к тебе? – Не дожидаясь ответа, Хосикаге бросил халат на пол и с вполне жизнерадостным видом, плюхнулся в горячую воду, подняв целый фонтан брызг, мгновенно окативший Учиху с головой. Вынырнул, отфыркиваясь и повернулся к недовольному напарнику, большой синей ладонью убирая с бледного лица прилипшие чёрные пряди.
- Итачи-сан…
Тот не ответил, лицо подобное фарфоровой маске редко изменяло своё выражение.
«Может быть, если бы он не был всегда таким отстранённым…» синекожий шиноби Тумана не стал додумывать промелькнувшую мысль и жутковато ухмыльнулся, оскалив свои острые акульи зубы.
Слишком знакомая, такая многообещающая усмешка.
Итачи отстранился и, плавным движением оттолкнувшись от дна, откинулся на спину, немигающим взглядом следя за кружащимся тающим снегом.
Кисаме просто пожирал глазами его стройное белое тело. Роскошные чёрные волосы, словно жили собственной жизнью, повинуясь малейшему колебанию воды.
«Как же он прекрасен… я готов любоваться им вечно… вечное нерушимое спокойствие,… но это только так кажется,…ксо! Что ты прячешь в глубине своей души, Учиха Итачи…». Кисаме недовольно ругнулся про себя «почему у меня такое неприятное чувство, словно ты уже давно мёртв и твоё тело просто качается на воде», и словно желая опровергнуть странную фантазию, он резко схватил Учиху за тонкое запястье, притягивая его к себе.
- Итачи-сан! – сильные руки до синяков сжали хрупкие плечи, заставляя юношу невольно вздрогнуть и посмотреть на него.
- Что-то случилось Кисаме?
«Такой тихий ровный голос... почему-то именно сейчас это так сильно раздражает. Это грёбанное безразличие ко всему и вся…» в желтых глазах неожиданно вспыхнула ярость.
В ответ лишь слегка приподнялись изящные брови над непроницаемыми озёрами глаз. «Кажется, я слишком сильно его сжал…» Кисаме ослабил хватку, задаваясь извечным вопросом, на который всё никак не мог найти ответа: «Итачи-сан... этот твой иллюзорный мир… является ли он отражением твой души? Что сейчас видят твои «мёртвые» глаза? Словно раз за разом ты оставляешь в Цукиеми частичку себя… как долго ещё ты будешь, способен воспринимать реальность, прежде чем твой лунный бог поглотит тебя окончательно?» Неожиданно что-то внутри болезненно сжалось, вглядываясь в его чёрные глаза, Кисаме с неожиданной нежностью прижал Итачи к своей груди, ласково баюкая в кольце больших  синих рук. «Ты же совсем ещё юный… Итачи-сан… страшно ведь потерять себя так рано,… да и вообще…» словно желая любым способом вернуть Учиху в реальность, Хосикаге мягко взял его за подбородок, заставляя поднять голову. Тот подчинился, нежные губы чувственно приоткрылись… «Итачи-сан,… неужели ты и в самом деле так не хочешь жить?!»  Узкие жесткие губы впились в приоткрытый податливый рот, и на дне чёрных глаз зажегся тот привычный уже, едва заметный огонёк. Словно призрак эмоций… чувств…

***

Так приятно просто сидеть у огня, поджав ноги, на  мохнатом, мягком ковре, положив голову на колени напарника. Созерцая языки пламени, причудливо меняющие форму…принимая вид, то летящего феникса, то юркой саламандры, поспешно скрывающихся меж камней…. Просто сидеть и молчать. Молчать вместе с ним, чувствуя, как он поглаживает, перебирает ещё влажные после купания волосы…. И не хочется ни о чём думать…
Просто хорошо…


Конец.

Продолжения не предусмотрено. (@/~\@)

0

25

Название: «Чувства»
Автор: Nakago_in_Kuto
Бета: Ворд & Мозг.
Фэндом: Naruto
Жанр: яой
Рейтинг: NC-21 \исключительно за необычность пары\
Пейринг: Kuubi/Madara
Предупреждения: зоофилия чистой воды (@/~\@)
Дискламер: это гнусный плагиат
Статус: закончено
Саммари: перед тем как послать Девятихвостого громить Коноху… бла бла… читайте в общем.
От автора: Это мой первый фик без участия Итачи (^/~\^)

***

- О чем ты думаешь? – гигантская голова приблизилась, обдавая стоящего рядом мужчину жаром дыхания, взъерошивая и без того вздыбленные волосы.
Огненно-рыжий зверь припал на брюхо, хитрыми злыми глазами глядя на своего хозяина, в чьих алых очах жила сила, что покорила его.
Мадара задумчиво хмыкнул и привычным уже жестом положил ладонь на большой, влажный как у собаки, черный нос. Рыжие хвосты нетерпеливо дрогнули, сшибая деревья позади животного.
«Опять он устроил лесоповал…» мужчина недовольно поморщился и сверкнул шаринганом.
- Ты не ответил… - снова пророкотал мощный бас, идущий, словно из самой глубины  существа перед ним. Высунувшийся скользкий язык лизнул мужчину в шею, оставляя слюну на черных прядях и одежде. Мадара чуть дёрнул плечом, показывая, что ему это неприятно.
- Брось,… скажи мне, что ты чувствуешь,… ты ведь ненавидишь… верно? – Лис усмехнулся, оскалив зубы. Его язык, длинный и узкий на конце, игриво проник под водолазку Мадары, ненавязчиво дразня и пока только предлагая. Мужчина качнулся, теряя равновесие, невольно прижался к гигантской пасти и, длинными изящными пальцами, чуть потянул зверя за усы. Демон фыркнул, вынуждая его зажмуриться.
- Давай, признайся…
- Одежду не слюнявь.
Лис снова фыркнул, теперь уже громче.
- Ты ведь ненавидишь их… за то, что они предали тебя, за то, что стёрли твоё имя… твою память, словно тебя и не было вовсе…
Мадара как-то судорожно выдохнул и неровным движением расстегнул штаны, которые тут же были с него спущены.
- Давай отомстим,… ты ведь для этого призвал меня…
Язык теперь уже гораздо более настойчиво обвился вокруг изящного тела, казалось одно движение и лис перекусит его пополам, но нет. Он не мог… все, что он мог себе позволить, это играть со своим хозяином, заставляя его стонать и выгибаться от удовольствия. Руки мужчины с силой тянули за усы, гладили мокрый нос, проходились по рядам острых зубов. Он же мог лизать его везде, засовывая язык хозяину между ног, лаская его гениталии,… грудь...  живот….
- Да… вот так… ненавидишь?
- Даа…
- Этот твой… Первый, предал тебя… стёр тебя…
Тело мужчины болезненно напрягается.
- Даа…
Он выгибается в дуге оргазма, кончая тяжелыми белёсыми каплями, которые тут же слизывает игривый язык.
- Мне нравиться твой вкус… - Лис снова ухмыляется, глядя, как его властелин, без сил сползает на землю, весь в вязкой лисьей слюне.
- Так бы и съел меня да? – Тихо шепчет Мадара, чуть насмешливо глядя на него беспощадно алеющим шаринганом.
Если бы только не эти глаза…
- Иди. Убей их всех.
Склонившись в лёгком насмешливом поклоне, демон исчезает.

Прохладные струи водопада омывают его тело, но даже они не в силах смыть всей грязи…
Он смотрит в лицо своего друга… своего врага и слушает отдалённый гул.

Конец.

Продолжения не предусмотрено. (@/~\@)

+1

26

:cool:

0

27

:)  :cool:  :cool:

0

28

:cool:  :cool:  :cool:  :cool:  :cool:

0

29

Название: «Дневник»  часть 5
Автор: Nakago_in_Kuto
Бета: Ворд & Мозг.
Фэндом: Naruto
Жанр: яой
Рейтинг: NC-21
Пейринг: Madara/Itachi
Предупреждения: педофилия (@/~\@)
Дискламер: это гнусный плагиат
Статус: в процессе.
Саммари: Итачи 13 лет. Первая встреча с Мадарой… и далее…

***

Приказ.

Какое страшное слово, никогда не думал о нём так.
Я не провалил не одной миссии. Я убивал без малейшего сожаления. Убивал врагов деревни.
Они были так серьёзны. Эти люди. Они смотрели на меня, они приказали мне…
А я…что я мог…слишком исполнительный, слишком…
Я должен был исчезнуть вместе со всеми. Такова была изначальная задумка этих гнусных старцев, отвратительных в своей серьёзной и слепой попытке защитить деревню… от кого… от чего… неужели мы настолько опасны? Настолько. Я как никто другой знал это.

Я был в смятении.
Я шел по коридорам дома, в котором родился, не узнавая его,… шел мимо отца,… матери… своего маленького брата… и я не знал кто все эти люди… теперь, в одночасье, они стали живыми мишенями. Врагами. У меня был приказ умереть вместе с ними. Но… умирать я не собирался. Вместо этого я пошел к нему.

Тогда я в первый раз солгал своему учителю.

Я искал его сам, не званный я пришел в то место где мы обычно встречались.
Я стоял на берегу, глядя на игру солнечных бликов на воде, наблюдая, как покачиваются на лёгких волнах белые чашечки кувшинок, то тут, то там виднеющиеся среди зелёных листьев. Чуть нагнувшись, я вгляделся в своё отражение и не узнал себя. Кто этот бледный осунувшийся мальчик, что смотрит на меня с озёрной глади взглядом загнанного животного. Брошенный чужой рукой камешек разбил водяное зеркало, расходящимися кругами скрыв испуганные глаза ребёнка.
- Ты бледный. – Он констатировал факт, всего лишь. На губах блуждала обычная загадочная полуулыбка, а глаза с интересом вглядывались в моё лицо.
- Мадара-сан… - как всегда я растерял все заготовленные слова, как только увидел его.
Он поднял руку и потрепал меня по волосам.
- У тебя выходной, и ты соскучился по своему сенсею? – Он не ждал ответа, ему не нужен был мой ответ. Мадара ухмылялся, словно что-то решая для себя. А я молчал, пытаясь собраться с мыслями и высказать ему свои соображения…
Мадара не отличался особым терпением и, подхватив меня за локоть, жарко выдохнул в ухо:
- Раз уж ты тут, сегодня пойдём в город,… мне хочется поплескаться в источниках… заодно, и расскажешь всё.
Он был не из тех, кто хочет услышать отказ. Он сказал, а я должен был делать, как он говорит. Это было правило. Одно стремительное движение и его уже не было рядом, Мадара с ухмылкой смотрел на меня сверху вниз, стоя на могучей ветке дерева. Я моргнул, и он уже скрылся из виду. Это было верным решением, мы не могли идти туда вместе. Выждав немного, я направился в город, скрываясь в тени деревьев,  я двигался так быстро, как только мог…
И всё равно он был гораздо быстрее. Когда я добрался до источников, Мадара лениво спрыгнул ко мне откуда-то сверху и, протягивая мороженное на палочке, такое что покупают родители детям… что бы разломить пополам.
Я машинально взял его, а он, облизывая свою половину, хитро улыбаясь, раздвинул занавеску и направился внутрь. Следуя за ним, я рассеяно слушал, как он заказывает отдельный номер, я смотрел на него, не замечая, как подтаявшее мороженное сладкими каплями стекает на мои пальцы. Хлопнула раздвижная дверца, и пропустивший меня вперёд Мадара подошел, крепко взяв меня за запястье. Я чуть вздрогнул словно очнувшись.
- Где ты витаешь? – полюбопытствовал он и, не отводя взгляда, слизнул холодную каплю с моего пальца.  – Ешь, а то растает.
Я растерянно уставился на холодную сладость в своей руке. Отец никогда бы не купил мне ничего подобного,… неожиданная мысль,… я чуть заметно вздохнул и принялся лизать его, стараясь больше не пачкаться, я обсосал оставшуюся палочку и старательно облизнул сладкие пальцы. Всё это под пристальным взглядом Мадары, довольно быстро съевшего свою порцию.
- Чудно. – Встав, он выудил из шкафа кимоно и принялся быстро раздеваться, взглядом приказав мне делать то же самое.
Аккуратно положив палочку на край столика, я послушно разделся, складывая вещи в сиротливую стопочку на краю татами. Я старался не смотреть на него, памятуя то, что он сделал со мной,… правда, это больше не повторялось… пока, по крайней мере.
Голый Мадара бодро уселся на татами, и недовольно качнул головой.
- Разомни мне плечи, а то что-то шея побаливает… - он фыркнул и выпрямился, поджидая меня.
Я подошел и опустился на колени за его спиной, осторожно собрал волосы, открывая красивую сильную шею. Невольно залюбовался её совершенной формой, провел ладонью вдоль позвонков, пробежался пальцами по широким плечам, и принялся их разминать,  Мадара довольно застонал и расслабился, массаж не был моим коньком, но ему похоже нравилось, я продолжал, пока он не перехватил мои руки, повёл плечами, и с довольным видом ухмыльнулся.
- Отлично… кстати… - он принял вид человека только что вспомнившего о чём-то очень важном.  – Как твоя попка? Болит ещё? – он потянул меня к себе, так что я волей неволей оказался у него на коленях.
- Нн…нет… - запинаясь, отозвался я, мгновенно заливаясь краской, - почти… - добавил я совсем уже тихо.
- Ну…  - он расплылся в улыбке и аккуратно завёл непослушную прядку волос за моё ушко, посмотрел оценивающим взглядом и медленно стянул резинку, распуская хвостик. Взял за подбородок, поднимая голову. – Смазливое личико… знаешь, твой приоткрытый ротик так и хочется поцеловать… - слова с делом у него не расходились, так что он тут же смял мои губы поцелуем, даря мне уверенность, что произошедшее в ночь смерти Шисуи сегодня повториться,…  мне надо было домой, но… это больше не имело смысла. Всё больше не имело смысла… кроме него… и Сазке….
Мадара… его  вставший член упирался мне в бедро, а руки ласкали тело, чуть сжимая соски, поглаживая спину,… я сидел очень удобно для него, так что он мог трогать меня практически везде. И нельзя сказать, что мне было неприятно… наоборот…. Всё тело буквально плавилось от его прикосновений. Я тихонько постанывал, и отчаянно краснел. Мне было ужасно стыдно за то, что это мне нравилось, но ничего поделать с собой я не мог.
- Ты краснеешь как целочка, – он оторвался от моих губ и насмешливо фыркнул,  – это заводит…
Как целочка… я  стыдливо опустил глаза,  а ведь и, правда,… как. Я уже не был девственником. Но всё равно это меня смущало. Мадара потянулся и принялся шарить в своей одежде, чуть придерживая меня за талию свободной рукой, я как дурак сидел у него на коленках.
- Мадара-сан….
- Мм? – он выудил из кармана тюбик с мазью и многозначительно посмотрел на меня. – Потом.
- Нет.
Изящные брови взлетели вверх. Мадара был заинтригован, теперь он смотрел на меня с любопытством.
- Ну,… нет, так нет,  я тебя слушаю... -  Протянул он и усмехнулся.
Некоторое время я молчал, вспоминая заготовленную речь, но он терпеливо ждал, даже не думая меня подгонять.
- Я решил оставить деревню,  – я был серьёзен как никогда ранее,  - у меня нет здесь будущего, но… перед тем как уйти… я хотел бы освободить Сазке от того балласта, что никогда не позволит ему стать по настоящему сильным. Я хочу уничтожить это болото, что гордо именует себя кланом Учиха. – я сделал паузу, переводя дыхание, а он, чуть прищурившись, внимательно смотрел на меня. – И… я нуждаюсь в вашей помощи.
- Это всё? – почему-то в этот момент мне показалось, что он откуда-то узнал, о моём приказе, и теперь даёт мне шанс рассказать об этом, но я прогнал эту мысль. Откуда ему знать.
- Да.
- Пфф… - Мадара откинулся назад, опираясь на локти. – И ты считаешь, что один перерезать эти отбросы не сможешь. Поэтому ты пришел ко мне?
- Нет, не только поэтому.
Кажется, я его удивил, так как брови вновь приподнялись.
- А почему ещё?
- Я считаю, что вы бы тоже хотели принять в этом участие. Ведь наш клан…  - я задумался, подбирая нужное слово, забыл, отказался…стёр… - не чтит вашей памяти.
Мадара коротко хохотнул, закинув черноволосую голову.
- А ты хитрый… - за этими словами угадывалось что-то ещё, но я никак не мог уловить что. Мадара как-то злобно ухмыльнулся и добавил: - Хорошо. Я сделаю, как ты хочешь.
Я судорожно вздохнул. Согласился... что я чувствовал в тот момент? Облегчение…
Он по-прежнему опирался на локти и смотрел на меня, а я сидел у него на коленях. Наконец он фыркнул и столкнул меня на татами, кинув вслед тюбик с мазью.
- Давай, растяни себя, и продолжим.
От неожиданности я шлёпнулся на бок и быстро сев тупо уставился на лежавший рядом тюбик. Он что… хочет что бы я… я вдруг отчетливо вспомнил, как ласкал себя в своей комнате. Мадара пристально смотрел на меня и молчал. Повторять указание он не собирался. Но молчание затянулось и он, чуть покачав головой, недовольно произнёс:
- Не растянешь, будет больно… «как тогда» – многозначительно добавил он.
«Как тогда» я не хотел и чуть дрожащей рукой ухватился за тюбик с мазью, отвинчивая колпачок. Я старался не смотреть на него, хотя… его взгляд… я буквально чувствовал его кожей…и самое ужасное было то, что я ещё и возбуждался от того, что он на меня смотрит, от того, что мне приходиться делать что-то постыдное на его глазах. Выдавив немного мази на пальцы, я, нехотя, а нехотя ли? Развел ноги и принялся плавными круговыми движениями втирать её в свой анус, потом добавил ещё мази и аккуратно ввёл один пальчик внутрь. И вот уже губы дрожат в экстазе, свободной рукой я обхватываю свой член и начинаю дрочить его, к первому пальцу присоединяется второй,… но этого мне кажется недостаточно. Я поднимаю глаза и затуманенным взглядом скольжу по его совершенному телу, вспоминая, как он обнимал меня,… как целовал….
Мадара с ухмылкой наблюдает за мной, его член стоит, поблёскивает влажная от смазки головка, чуть подрагивают яички в мошонке, и я почему-то не могу отвести от него взгляда, облизываю пересохшие губы…
Но он не дал мне особо разгуляться, ухватил за лодыжки и потянул на себя, снова усаживая к себе на колени, только верхом. Я судорожно вздохнул и, невольно, обнял его за шею, прижимаясь к горячему сильному телу.
- Привстань… - он слегка сжал пальцы на моей заднице. Я повиновался. А он мягко провёл членом меж ягодиц, - а теперь опускайся… - в голосе Мадары слышалась плохо скрываемая страсть. Я почувствовал, как сочащаяся соком головка упёрлась в мою тщательно смазанную и растянутую дырочку.
Опускаться… ещё сильнее,… я упёрся лбом ему в грудь и принялся медленными плавными движениями  насаживаться на член, чувствуя, как он постепенно входит в меня. Мадара сначала не мешал, чуть поглаживая мои бёдра, а потом неожиданно резко надавил, так что его стоящий орган одним движением оказался во мне целиком. Я выгнулся, мой крик эхом метнувшийся по комнате был скорее от неожиданности, чем от боли.
- Тш… - он принялся гладить меня по напрягшейся спине, рот в этот раз не зажимал, и на том спасибо… - Тише… - горячие сухие губы прижались к тонкой шее, нащупывая бьющуюся жилку. Сердце бешено стучало, казалось, сейчас выскочит из груди. – Не дрожи так, расслабься…
Я вздохнул и осторожно погладил его по груди, чуть сжал розовую бусинку соска. Неумелая осторожная ласка.
- Давай… двигайся… Итачи… - хриплый выдох в ухо, он довольно грубо стиснул мою попу,  заставляя чуть привстать, и снова опуская вниз, потом ещё раз, и ещё… Я и сам не заметил, как захваченный жарким ритмом, принялся ёрзать на его коленках уже самостоятельно. Горячий крепкий член так приятно скользил внутри, раз, за разом упираясь в простату, заставляя тихонько вскрикивать и двигаться всё более активно. Черные волосы намокли от пота, сверкающим бисером выступившего на моём теле, мокрая челка упрямо лезла в глаза, но я не обращал на это внимания, непослушные прядки хлестали по плечам,… напряжение росло в каждой клеточке моего существа, хотелось ещё сильнее, ещё глубже…
Я, протяжно вскрикнув, кончил, обильно выплеснувшись на его живот, и упал на грудь, совершенно без сил, чувствуя, как подрагивает, истекая его член в моей онемевшей от трения заднице.
Мадара откинулся на спину, прижимая меня к себе, рассеянно поглаживая по волосам. Мы молча лежали, пытаясь восстановить сбившееся дыхание. Его сперма медленно вытекала из меня, создавая довольно-таки неприятное липкое ощущение между ягодиц. Наконец мужчина довольно чувствительно шлёпнул меня по попе, я вздрогнул и поднял на него вопросительный взгляд.
- Пошли мыться. – Фыркнул он.
Я был только за.

\продолжение следует...\

+1

30

я не очень люблю яой,но мне очень нравится твой стиль написания)))) очень интересно пишешь)))=)))

0



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC